00:33 

Delete (как обещал - возвращаю)

Цадкиэль
Цифровая душа
Delete

31 декабря 20… года
НЕ ХВАТАЕТ ВИРТУАЛЬНОЙ ПАМЯТИ
ВЫ МОЖЕТЕ УДАЛИТЬ НЕИСПОЛЬЗУЕМЫЕ ПРИЛОЖЕНИЯ, ЧТОБЫ УВЕЛИЧИТЬ ОБЪЕМ ВИРТУАЛЬНОЙ ПАМЯТИ.

Нигрогност Альбрехт, адепт черного знания, посвятивший всю свою жизнь изучению тайных наук древности и кое-каких современных практик, сделал последнее открытие.
Черный маг, вызывавший души умерших и подчинявший демонов, сделал самое последнее открытие.
Оно дает ответ на многие вопросы, например, почему прогресс остановился. Почему идут войны и не прекращаются эпидемии. Почему люди забыли дорогу к звездам и давно уже не делают открытий, кардинально меняющих картину мира.
Почему это открытие – самое последнее в истории нашей Вселенной.
Однажды, это было много-много лет назад, он спросил себя – бесконечно ли ветвится Сефирот?
Чтобы записать в десятичной системе самое большое число не хватит всей материи во Вселенной, так говорят. Даже если мы превратим в чернила звезды и туманности. Сколько же можно писать, в конце-то концов!
Если воскреснут все мертвые, на Земле не останется места для живых.
Вот он, этот сгорбленный старик, стоит посреди зала. Никакой мебели. На стенах – выцветшие обои. На полу куски отвалившейся штукатурки. В глубине помещения видна приоткрытая дверь. За ней – книжные полки и узкая древняя, как сам мастер, кровать. Рядом с ней горит высокая тонкая свеча, стоящая прямо на полу. И повсюду пахнет старым деревом, рассыпающейся бумагой и пергаментом, благовониями, извлеченными из могил монгольских шаманов и ядами, сохраненными в перстнях семейства Медичи. Медичи, значит – врачи. Когда-то члены этой семьи - лечили.
-Сегодня подходящая ночь, улыбается Альбрехт. - Когда люди с радостью и надеждой встречают новый год, у них ослабевает бдительность. Это закон природы. Мы все хотим увидеть будущее – так устроен человек. Все имеют на это право, - говорит он. – На будущее. Время должно течь, ему не может придти конец. Оно должно куда-то развертываться.
Все его собеседники мочат. Они атеисты и нигилисты, но шепот духов в этом доме очень уж отчетлив. Здесь кажется, будто во всем мире пахнет старыми манускриптами, воском и кожей, бензином, кровью жертвенных животных, замшелыми камнями и могильной землей.
- Мы должны подарить миру будущее, - говорит мастер, обращаясь к собравшимся. Двенадцать человек слушают его с благоговением и страхом. С отвращением и безнадежностью. А он говорит, - увы наша цивилизация дошла до последней черты. Сегодня, как ни жаль это признавать, будущее измеряется в тротиловом эквиваленте.
Все молчат.
Пахнет свечным воском. Пахнет сандалом и мокрой глиной. Говорят, клинописные таблички, дошедшие до нас от времен Вавилона, становились только тверже с каждым пожаром.
-Бесконечность Вселенной – это абстракция. Для бесконечной истории не хватит места. Не хватит материи, не хватит памяти, чтобы сохранить ее всю или хотя бы ее части.
Каждая древнерусская летопись начинается одним и тем же – сотворением мира. Это многократное повторение Библейской Книги Бытия.
Сотворение мира существует в огромном количестве копий.
- Мы все время пытаемся сделать будущее более совершенным, чем было прошлое. Но мы делали страшную ошибку, когда старались спроецировать в наш завтрашний день улучшенный вариант прошлого. Когда возводили каждое начинание, каждую науку и каждое искусство к сотворению мира. Это созидание хуже разрушения.

1975 год. Игра «Pervading Animal». Программа, угадывающее животное, задуманное игроком, при помощи наводящих вопросов. В этой игре содержалась возможность улучшения, она могла самообучаться, предлагая игроку ввести новые вопросы, и сохраняла свои улучшенные и дополненные копии на жесткий диск. Так продолжалось до тех пор, пока все директории на диске не были заняты копиями «Pervading Animal» разной степени совершенства.
Всеми этими улучшениями. Переписыванием истории.

НЕ ХВАТАЕТ ВИРТУАЛЬНОЙ ПАМЯТИ

Игра, которая хуже вируса.
-Человек есть микрокосм – точная копия макрокосма. Посмотрите, объем памяти нашей Вселенной превысил всякие пределы. Данные перестали быть доступными. Никто не в силах изучить всю историю, всю литературу, все науки. Мы исчерпали отведенное нам место. Сегодня передо мной и перед вами стоит самая ответственная задача, самая значительная со времен сотворения мира. Мы должны очистить Мироздание от временных файлов, от бесконечных копий, списков, архивов. Для нашего поколения не хватает памяти, вся память занята прошлым. Но мы можем записать себя поверх истории. Будущее, записанное на месте Древнего Рима. На месте Каменного века. На месте Нового времени. Выхода нет. Времени некуда больше развертываться, мы превысили объем памяти, на которую рассчитана Вселенная. Теперь мы не можем развиваться дальше. Будущее не наступит никогда. Мы не сделаем ни одного открытия. Все, что было раньше – прошло. Мы должны очистить диск. Все эти шедевры, все эти архитектурные сооружения – просто временные файлы.
Колизей.
Выделить.
Delete.

- Теперь прошедшего времени больше нет, - произносит мастер. – Теперь все происходит только в настоящем.
Пахнет шагреневой кожей, кровью, нефтью и сандалом. Старым деревом, грязной тканью. В помещении так темно, что запахи и звуки выходят на первый план.
Мастер почти неподвижен в пятне лунного света, льющегося из окна. Поговаривают, когда-то он осуществил Черный Иббур – привил себе демона. Теперь они живут вместе в этом грязном уродливом тельце. Мастер Альбрехт и Вельзевул.
Свечной воск медленно-медленно стекает в лужу. В темных углах – бормотание и шорохи. Сегодня нигрогност созвал сюда всех, кто верно служит ему.

- Перегрузка и недостаток памяти порождает нежелательные эффекты. Летающие тарелки. Временные сдвиги. Одержимость. Телепатию. Буйство духов, - вкрадчиво говорит он. – Совсем как во времена инквизиции. А ведь тогда памяти еще оставалось довольно много… Не тревожьтесь ни о чем, мои маленькие бесплотные друзья помогут вам осуществить задуманное. Теперь они стали сильнее людей. Грешные души после чистки архивов и перезагрузки. Сигнализация никого не потревожит. Охрана будет спать. Камеры видеонаблюдения ничего не зафиксируют, - улыбнулся мастер. – Данте, твоя группа займется библиотекой Конгресса. Вагнер, твоя – возьмет на себя Стоунхендж.
История, как татуировка на теле Адама Кадмона. Трудно остановиться, так со многими бывает. Не успеешь оглянуться – не осталось ни одного свободного клочка кожи. Но, что самое обидное – далеко не все рисунки вышли удачным. Чаще всего следующий получается лучше предыдущего.
Давид Микеланджело существует в десятках миллионов копий. Они опубликованы в газетах и журналах, на обложках книг, на рекламных плакатах, воссозданы в миниатюре...
Чтобы смотреть ток-шоу и покупать новую мебель каждые несколько лет
Давид.
Выделить.
Delete.

-Жаль, но это невозможно сделать так же просто, как мы чистим компьютер, - вздохнул мастер, обводя взглядом собравшихся. Они были почти не различимы в темноте. Для мастера – не более материальны, чем подчиненные ему духи. - Это мог бы сделать только ОН. Тот, кто наверху, образно говоря. Жаль, что ему нет до нас дела… Матис, твое задание – Лувр. Клеопатра, твоя группа займется уничтожением всех архивов и Интернет-библиотек. Мои маленькие бестелесные помощники уже внедрены в систему. Просто направляйте их. Ведите по ссылкам. Донателло, твоя группа уже обосновалась на месте? – Донателло кивает, и мастер улыбается ему. Показывает желтые, как старая кость, зубы, украшенные черными письменами. - Ты знаешь, что делать. Древний Египет – это огромный кусок виртуальной памяти. На его месте мы сможем жить более ста лет.
Мы хотим писать и читать новые научно-фантастические романы. Снимать новые фильмы, играть в новые игры. Нам нужен новый гардероб каждый сезон.
Долина Царей.
Выделить.
Delete.

Пирамиды в Гизе.
Выделить.
Delete.

Когда глаза привыкают к темноте, на стенах проступают светлые прямоугольники. Раньше там висели картины и гобелены. На полу вырисовываются круги и пентаграммы. Буквы, выполненные мелом и углем. «ADONAI», «AGLA»…
-Сегодня я подумал, что эти знания в моей голове занимают слишком много места, - произносит мастер Альбрехт. Монстр-догожитель. Когда-то, очень давно, он говорил, что мечтает пережить всех своих врагов. А лучше – вообще всех пережить. Всех на свете. Что б некому было даже вбить в его могилу осиновый кол. – Слишком. Слишком много места. В масштабах Вселенной я имею в виду. Кое-кто считает меня сумасшедшим, но я не могу быть сумасшедшим и не сумасшедшим – тоже не могу. То, что происходит в моем мозгу – просто архивация данных. Я уже не в силах ничего анализировать.

НЕ ХВАТАЕТ ВИРТУАЛЬНОЙ ПАМЯТИ

-Моя библиотека занимает слишком много места. В масштабах Вселенной я имею в виду, - вздыхает он.
Мы хотим увидеть будущее. Наблюдать текущие изменения. Совершить прорыв.
Библиотека мастера Альбехта.
Выделить.
Delete.

-Уходите, - говорит мастер. - Сделайте это, подарите миру будущее!
И все не спеша выходят из комнаты, хотя от глаз опытных пироманов, знающих свое дело поджигателей и подрывников не ускользнуло то, что свеча уже почти догорела. Высокая свеча, стоявшая у кровати мастера.
Прямо в луже бензина, присыпанного благовониями.

Теперь прошедшего времени больше нет. Мастер Альбрехт так сказал. Отныне все будет происходить только в настоящем.

И ученики мастера уходят все дальше. Они пробираются через свалку, окружающую дом. Старые автомобили, похожие на сплющенные консервные банки. Сначала аварии, потом – пресс. Если их не прессовать, машины занимают слишком много места. Лунные блики играют на покореженных кузовах, подсвечивают пятна краски и участки оголившегося металла. Местами эти пятна похожи на кровавые кляксы, кое-где торчат изувеченные рессоры и сплющенные бампера, будто магические клинки.
-Я бы начал с этой свалки, - говорит Данте. Данте – мастер взломов. Иногда, если замок не поддается и дверь слишком крепка, приходится использовать направленный взрыв. – Моя группа должна разобраться с библиотекой Конгресса. Может, вместо этого просто почистить свалки? – он озирается по сторонам, наталкивается на враждебные взгляды братьев и сестер. – Шучу.
Все молча идут дальше. Здесь тоже пахнет старой кожей – обивкой дорогих сидений. Здесь тоже пахнет бензином, стойкими ароматизаторами, ржавым железом, замшелыми камнями, могильной землей.
-А что если есть еще какой-нибудь выход? – подает голос Клео. Клеопатра – хакер. Женщина, которая очистила много-много дисков, удалила много-много файлов.
В масштабах Вселенной все файлы – временные.
-У меня есть мысль, - отзывается Эшер. Каждый его взрыв – похож на фейерверк. Сразу и не сообразишь, праздник это или террористический акт. – Давайте немного отложим операцию. Посмотрим, что будет дальше. Ну, это же чертовски интересно – узнать, что произойдет, когда память закончится совсем! Давайте подождем хотя бы до утра…

Теперь все происходит в настоящем, потому надо решать любые вопросы, не откладывая их на потом.
Ведь отныне чего-то точно не будет – либо прошлого, либо будущего.

-Лучше уничтожить все это к чертям, - покачал головой Вагнер. – Что мы имеем в наличии? Море напалма, кучу взрывчатки, музеи с призраками и Интернет, пораженный разумными вирусами. Как теперь со всем этим разгребаться?
Раздается грохот бьющегося стекла. Вылетают окна в старом доме мастера Альбрехта. Слишком много бензина, бумаги и дерева, слишком высокая температура.
-Давайте посмотрим, что будет дальше, - предлагает Шексприр.
-Что если у НЕГО имеется на этот счет свой план? – говорит Клео, поглядывая в небо.

Очистить корзину?

УВЕЛИЧИТЬ ПРОСТНАНСТВО НА ДИСКЕ?

URL
Комментарии
2008-06-03 в 00:39 

о, наконец-то! )) тащу в цитатник.

2008-06-03 в 00:43 

Цадкиэль
Цифровая душа
Спасибо.
А я как раз в конкурсе пролетел из-за того, что забыл проголосовать. Может, вывешу здесь рассказ потом. Я не знаю, можно ли там уже авторство раскрывать.

URL
2008-06-03 в 11:23 

Биовизирь
Иди дальше!..
Очень здорово!

2008-06-16 в 15:57 

системы - бессистемные, стандарты - нестандартные, Пространство - неэвклидово, хрен знает, чьё оно. (с) Тимур Шаов
весьма любопытная вещь, мне понравилось

   

АНГЕЛ ДАННЫХ

главная