00:18 

Цадкиэль
Цифровая душа
Читаю стихи, размещенные здесь:

stihi.ru/avtor/julber&book=5#5

На самом деле этот автор есть и здесь, я постоянно его читаю.
stihi.ru/go/www.diary.ru/~julber-des/
Это дневник.

Сейчас читаю в очередной раз - оторваться не могу. Уже спать пора, а я никак не закончу.
Мне особенно нравится сегодня цикл "Кровь". В разные дни меня разные стихи цепляют :) Сейчас - именно этот цикл.

URL
Комментарии
2010-01-15 в 13:06 

yes, bitches, I am
Да, я до сих пор под впечатлением от вечера чтения авторских стихов)

Рекомендую ещё вот это www.diary.ru/~aol/
и вот это a-kum-a.livejournal.com/

2010-01-16 в 18:30 

Цадкиэль
Цифровая душа
Надо залезть туда.... Спасибо за ссылку!

URL
2010-02-15 в 09:36 

yes, bitches, I am
Думаю, не пожалеете

2010-02-17 в 22:52 

Цадкиэль
Цифровая душа
Да. Уже.

URL
2010-02-18 в 09:59 

yes, bitches, I am
Цадкиэль, к сожалению, по некоторым причинам журнал a-kum-a закрыт... жаль

2010-02-28 в 18:35 

Цадкиэль
Цифровая душа
А это не один и тот же человек?
Я думал, что оба дневника одного и того же автора - можно тут читать, а можно на ЖЖ. Эх, жаль.

URL
2010-02-28 в 19:52 

yes, bitches, I am
Цадкиэль, нет, люди разные.
Но последний из авторов намеревлся сделать дневник (или сообщество) здесь, на этом ресурсе.
Будем ждать. А пока, поделюсь некоторыми вещами по большому секрету

***
Это всего лишь нетишина.
Больно смотреть, как рыдает дождь.
Сумерки, мутный пролёт окна
И - терпеливо кого-то ждёшь.
Может быть, вечером он придёт -
Ставишь привычно на грязный стол
Две тонких чашки, в которых мёд,
Чайные листья, вода, фарфор,
Два полотенца, тарелки две,
Режешь на ломтики ветчину:
Четверть из них ты возьмёшь себе,
А три другие отдашь ему.
Но на часах уже полночь бьёт.
Тихо в подъезде, лифты молчат...
Значит, под утро вдруг хрустнет лёд,
И он, конечно, придёт назад.
Восемь. Будильник звенит вовсю.
Снова записку кладёшь на стол...
Пусть ты не Одебер и Пансю -
Срезал углы, к девяти пришёл
На предприятие. Всё из рук -
Может, он дома, родной, живой.
Знаешь - несбыточно. Но... а вдруг?
Вечер - несёшься бегом домой.
И - никого. Так спокоен сад...
Комнаты тихи, и плед колюч.
Но, как полтысячи лет назад,
Ты оставляешь под дверью ключ.

***

Пальцами – в шёлк волос.
Думаешь, я шутил?
Нет, я любил – всерьёз.
Ну, а потом – убил.
Ну, а потом – устал,
Понял, что не по мне.
И на губах оскал,
Вымоченный в вине.
«Я тебя не…» Стоп, стоп!
Парень, я в курсе, но
Можешь поверить, что
Мне уже всё. Равно.
Сколько мне жизней ждать –
Тысячу? Сто? Да ну?
Так я не прочь отнять
Сразу ещё одну.
Если тебе не люб,
Если тебе – никто,
Хочешь, я буду груб?
Больно, ну да. Зато
Гаснет в глазах тоска –
Знаю, что не по мне.
И на губах оскал,
Вымоченный в вине…

***

Всё равно, что во мне блестит -
Пусть на пальцах чужая кровь.
- Стыдно?
- Нет. Что такое стыд? -
Отвечаю я, вскинув бровь.
- Ты от бога палач, - мне вслед.
Ха. По мне - так от сатаны.
Нас с тобой терпит высший свет,
Только хрен мы кому нужны.
Завитки в волосах.
- Милорд...
И рассеянный свет свечей.
Яд в бокал, и до дна он пьёт.
Я не твой, я вообще - ничей.
Притвориться собой? Нельзя.
Я забыл, что такое боль.
Говорю, не смотря в глаза:
- Всё исполнено, мой король.
Всё исполнено, как велел.
- Хорошо, - равнодушно, вскользь.
Пальцы - белый хрустящий мел.
Ну уж нет, ты мне это брось.
Не смотри, отвернись - и прочь.
Ну давай же, палач, вперёд.
Там, за окнами, снова ночь.
Нас с тобой в ней никто не ждёт.
За спиной - тихий, нервный стон
Хрипом рвётся с раскрытых губ.
Хрусталя погребальный звон,
А за ним - плач герольдских труб.
- Умер?
- Умер. Ещё вчера.
Верно, был виночерпий пьян.
Ты не знаешь, что до утра,
За тобою ушёл и я.

***

Так беспонтово и никчёмно
Струится дымный шлейф сигар.
На век прикрытых шёлке тёмном
Едва дрожит хмельной угар.

Куда ты? - блядь, вернись, безумный -
На тонких крыльях, чуть дыша,
Скользя рукой по нервным струнам,
Со смертью пить на брудершафт,

И отдаваться зрелищ краскам,
Пятнавшим белый снег одежд,
Сошёл, не оглянувшись, маску
Надев и скрывшись, и надежд

Моих разбив хрустальный иней
Пожатьем равнодушных плеч.
И виноградна чёткость линий,
И прогоняют ленты свеч
Зрачков широких томный морок,
И отблеск шумных толп на дне
Усталых глаз, и мокнет порох,
И тонет истина в вине.

Твой голос алых роз кастетом
Звенит о мрамор потолка,
И пряно-ласковое лето
Спокойно спит в твоих руках.

Среди пижонов в платьях пёстрых,
Стоишь, невинно-обнажён,
Толпой вельмож медово-косных
Как будто псами окружён.

Охота! Залпом - барабаны,
И жадных рук блестящий лоск,
И в небе синем рваной раной
Далёких звёздных капель воск.

Но поцелуи пылких взоров
Не замечая, ты один
Среди болтушек и позёров
Июльской ночи господин

Кружишь, кружишь в безумном танце,
И кровью пахнут звуки нот,
И разорённое Вольфшанце
Тебя с луною полной ждёт.

Надрывно-терпкий плач органа,
И скрипок стон, и вой альтов -
Ты в полночь смотришься упрямо,
Как будто в зеркало, и сто

Причин найдёшь отдаться песням
Разноголосых ведьм и шлюх,
И до рассвета с ними вместе
Терзать уснувших нежный слух,

Чтоб принцем сказочным взлетая
Под потолок в объятьях рамп,
Забыть свою родную стаю,
И тишины уютный храм.

Но сняты бархатные маски,
Погасли свечи, кончен бал.
И знаешь, нахер эти сказки.
Мой свет, ты веришь? - я устал.

© a_kum_a

   

АНГЕЛ ДАННЫХ

главная