23:13 

ЭТО НЕ СЛЭШ - ЭТО ЧЕРНОЕ ФЭНТЕЗИ

Цадкиэль
Цифровая душа
Написано уже 200 тысяч знаков. Все - не для печати, конечно. Будет готово - выложу на самиздат.

Зачем я размещаю здесь этот кусочек? ТЕСТИРУЮ.
Напишите честно - любопытно ли Вам, хотели бы вы прочесть продолжение.
Я ведт никогда не издам то, что пишу книгой. По морально-этическим соображениям. Потому мне важно знать, что я для кого-то пишу. Что это кому-то надо...


(ДОБАВЛЕНО ЕЩЕ)

В общем - вот:


РАЗУМНЫЕ ФОРМЫ


ГЛАВА 1

ЦВЕТЫ И ПРИЗРАКИ


Две минуты назад я успел оттолкнуть Хозяина с линии огня и помог ему забраться в машину. Дверца захлопнулась перед моим носом, только какая-то мелкая медная штучка, размером с небольшое яблоко, покатилась по асфальту. Я подхватил ее и сунул во внутренний карман куртки.
Одну минуту сорок семь секунд назад я вскочил на ноги и бросился бежать. Пули свистели вокруг меня. Ныло в груди около сердца, там, куда попал когда-то комочек серебра, выпущенный из самодельного пистолета сектантом-сновидцем.
Хозяина догоняли. Это была ловушка - хорошо спланированная засада. За спиной я услышал шум двигателей. Несколько машин мчались позади меня, и расстояние до них неуклонно сокращалось. Еще два авто попытались перекрыть лимузину Хозяина выезд из переулка. Но Нож, исполнявший сегодня роль шофера, оказался проворнее нападавших. Лимузин проскользнул, хоть и с ободранным боком. Пули отскакивали от брони с каким-то болезненным ледяным звоном.
Одну минуту сорок секунд назад звук двигателя за спиной стал невыносимо громким, и я понял, что пора прыгать.
Мои преследователи, бойцы гильдии Садовников, понимали, конечно, что меня не так просто сбить. Я взвился в воздух и перелетел через первую машину, оттолкнулся от ее багажника и приземлился на крышу другой. А уж оттуда встречный поток воздуха сдул меня вниз, и я получил возможность откатиться в сторону, уходя от пуль и от колес следующей машины. Это произошло одну минуту тридцать четыре секунды назад.
Все происходило очень быстро. Вокруг меня мелькали фары, прожектора, установленные по периметру Башни, молнии и оранжевые предупреждающие фонари на высокой ограде собачьего питомника. И тогда я понял, что мне некуда бежать.
Если быть точным, а Хозяин любит точность и требует этого от других, я понял, что мне некуда бежать минуту и тридцать четыре секунд назад.
С правой стороны возвышалась одна из циклопических вышек, снабжающих город электричеством. Ее шпиль тонул в низких тучах, подсвеченных сполохами молний. Башня была обнесена пятиметровой бетонной стеной. Я бы не стал перебираться через нее, даже если бы было за что зацепить мой кнут. Там, по ту сторону стены, сплетения проводов под током, трансформаторы и прочая опасная дребедень, через которую не продерешься на большой скорости. Да еще и охранной системы Башен я не знал. Ее никто не знал, и я тоже.
Про собачий питомник я вообще молчу. Там воспитывали огромных злобных тварей, мутантов и гибридов по большей части. «Собачий питомник» - образное название, дань традиции. В нашем городе вообще не принято держать в домах безопасных зверюшек.
И я бросился дальше, к оранжерее, расположенной за питомником. Черт, оранжерея – собственность Садовников. Конечно, это ловушка. Даже хуже – глупая ловушка, угодить в которую позорно для Умертвителя.
Но я бежал на максимально возможной для человека скорости в сторону оранжереи, поскольку мне просто некуда больше было бежать. За моей спиной медленно и неотвратимо катился грейдер с гигантским скребком, а впереди и позади него – машины Садовников, из которых все еще постреливали. Конечно, враги не видели меня, одетого в черное мастера маскировки. Да и сам я умел не подворачиваться под шальные пули. Но положение мое это этого не становилось лучше.
Одну минуту двадцать две секунды назад я свернул в узенький промежуток между оградой питомника и стеной оранжереи. Через несколько шагов под моими ногами разверзся люк. Я перескочил его, каким-то чудом не сбавляя скорости. Перекатился дважды через голову и понесся дальше. Скоро проход сузился и я понял, что через пару десятков метров мне придется перемещаться боком.
Тем временем машины с моими преследователями остановились напротив щели, в которой скрывался я. Свет фар выхватил из темноты мою удаляющуюся тень. Я был просто идеальной мишенью в ту минуту. Но что-то подсказывало – Садовникам мало просто убить меня. Кажется, их интересуют кое-какие секреты Хозяина, и они охотно вскроют меня, выпотрошат еще живым, дабы узнать-таки как же устроены существа, подобные мне.
Одну минуту тринадцать секунд назад в стену рядом с моим плечом врезался миниатюрный гарпун. От него к оружию стрелявшего тянулась белесая нить. Преследователи надеяться вытащить меня из укрытия подобным образом? Не скрою, метод эффективный.
Одну минуту одиннадцать секунд назад я увидел справа от себя нишу в стене. Еще один гарпун пронесся мимо. Я прижался спиной к бетону, но оказалось, позади не стена, а вращающаяся дверь.
И я, чувствуя себя спасенным, рухнул в темноту.
Но мне хватило минуты, чтобы ощупать стены каменного мешка и убедиться – выхода нет. Дверь, разумеется, заклинило.
И я понял, что, наконец, попался.

***


В принципе, погибнуть, спасая вещь Хозяина – это почетно. Мне не о чем жалеть. Хоть, если честно, спас я не вещь, скорее – вещицу. Даже сам не знаю что.
Я порылся во внутреннем кармане куртки. Вокруг было совершенно темно. Мои глаза быстро привыкают к темноте, но, чтобы различать хоть что-то, необходим источник света, пусть, тусклый и далекий. Но тут никакого не было. Идеальный бетонный куб 4 на 4. Судя по тому, как распространяется здесь звук, потолок тоже находился на высоте метров четырех. На полу валялись расползающиеся сухие листья.
Но предмет, оброненный Хозяином, я все же вынул и ощупал. Это было нечто вроде миниатюрного чайничка из меди. Милая вещица. У Хозяина много милых вещиц. Одни самовозгораются в руках чужака, другие источают яд, третьи бьются током, четвертые взрываются. На пятых просто лежит проклятие.
Этот предмет был совершенно безопасным. То есть я, судя по всему, отдал жизнь ради какого-то говна. Я в сердцах швырнул чайничек о стену, но сразу раскаялся. У меня что, есть кто-то кроме Хозяина? Кто-то ближе? Разве не он заботиться обо мне с тех пор, как Учитель продал меня ему? А ведь Хозяин, в отличие от Учителя, никогда не причинял мне боли и не проводил надо мной никаких чудовищных процедур. И такая моя благодарность?
Я поднял вещицу и аккуратно протер ее пальцами.
В этот миг чайничек засветился ярким золотым светом. От него полетели искры во все стороны – золотые, рубиновые и изумрудные. Я, конечно, немедленно отшвырнул подозрительную штуковину подальше от себя.
Бетонная темница озарилась волшебным светом. Из штуковины, о назначении которой я до сих пор не подозревал, повалил дым. Но то был не черный и смрадный дым, к какому я привык, живя в Эльме. Чудесный ароматный туман змейкой поднимался к потолку. Он пах корицей, миндалем и шафраном, и ронял разноцветные искры.
Через несколько секунд из дыма сформировалась голова, плечи, весьма изящный торс и руки, скрещенные на груди. Тогда-то я и сообразил, что за вещица попала мне в руки. До того мне случалось не раз видеть гостей из иномира, а также выходцев из некромира. В Эльме спиритизмом и некромантией никого не удивишь. Но джинна я видел впервые. Я и не верил в них, собственно, что несколько странно для жителя Эльма.
Но вот он колыхался под потолком в золотом сиянии. Длинные, ниже лопаток волнистые волосы, черные, как смоль. Безукоризненное светлое личико с высокими изящно изогнутыми бровями и прямым тонким носом. Полные губы, миндалевидные глаза – зеленые, как малахит. И необычайно красивое тело. Во всяком случае, верхняя его часть, поскольку нижняя была дымом. Но талия, гладкая грудь и плечи выглядели очень соблазнительно.
Он был увешан драгоценностями, которые, похоже, и составляли всю его одежду. Массивные браслеты, ожерелья в несколько рядов, серьги, цепочка на тонюсенькой талии, кольца на каждом пальце. И в этих побрякушках чистейшего золота чувствовалась некая архаическая красота.
-Слушаюсь и повинуюсь, мой повелитель… - голос у него был совершенно мальчишеский. Все прочее – тоже. Например, меня он разглядывал с некоторым изумлением, подняв тоненькую бровь, однако по-прежнему держал руки скрещенными на груди - важничал. Не ожидал увидеть новое лицо. До сих пор его повелителем был, конечно, Хозяин.
-У меня, понятное дело, только три желания, так? - вздохнул я, разглядывая висящего в метре надо мной паренька.
-Вижу, ты все знаешь о джиннах, - язвительно заметил он.
Такого ответа я никак не ожидал. Ну, мальчишка мальчишкой!
-Меня убьют через полчаса, максимум – через час, - вздохнул я.
-Хочешь, чтобы я спас тебя?
-Нет. Куда я пойду? Я никуда не хочу, честно говоря. Пусть все будет, как будет.
-О? – удивился он. – Богатство, славу и мировое господство даже и не предлагать?
-Даже и не предлагай, - кивнул я.
-Это хорошо. Все равно я этого не могу. У нас, у джиннов, свои правила, - многозначительно сообщил он из-под потолка.
-Понимаю, - кивнул я.
-Значит, - предположил он, - три твоих ПОСЛЕДНИХ желания будут какими-то особенными?
Он сделал ударение на слове «последних», и я его за это не винил. Правду парень говорит, понимая мою ситуацию.
-Ну, как тебе сказать…Оно у меня всего одно.
-Вот как? Говори.
А я поманил его рукой, чтоб он склонился к моему уху. Парень же в метре над моей головой висел. Он немного снизился.
-Ближе, ближе.
Он опустился еще ниже, стал почти вровень со мной, и я потянулся к его уху. Джинн не отпрянул. Кажется, его забавляла эта ситуация. То ли еще будет, красавчик! Надеюсь, он не читает мысли?
Я приблизился к его уху и шепнул:
-Давай займемся любовью.

URL
Комментарии
2010-07-17 в 20:53 

Цадкиэль
Цифровая душа
НО И ЭТО ЕЩЕ НЕ ВСЕ!!!!!

Глава 5

ЧАСТЬ ЦЕЛОГО


На сегодня последняя.
На самом деле мы добрались только до середины...

URL
2010-07-17 в 20:54 

Цадкиэль
Цифровая душа
Глава 5

ЧАСТЬ ЦЕЛОГО


Мы отправились в путь, протиснувшись в вентиляционную шахту, которую прикрывало фальшивое окно. Два этажа вниз по ржавой лесенке, и мы оказались на том уровне коммуникаций, где, по словам Ножа, находилась тварь.
Мы медленно двигались по тоннелям, заваленным всяким хламом. Эти уровни подземелий часто посещались. Владельцы здешних заведений сгружали сюда пустую тару, битую посуду, сломанные приборы и коробки из-под продуктов. Кое-где валялись изуродованные манекены.
-Когда ты был маленьким мальчиком, - сказал Нож, обращаясь ко мне, - Ты любил играть здесь со Струной и Стилетом. Иногда вы поднимались на крышу Хмурой Хильды, в другие дни лазили по коммуникациям под ней…
-Ты откуда знаешь? – удивился я. Вообще-то Хозяин купил нас троих, когда нам было по пятнадцать лет, после этого мы уже не ходили сюда. А до этого Нож, ясное дело, не был с нами знаком.
-Стилет сказал. Вчера, незадолго до того, как ты и Струна встречались здесь, я с ним дежурил. Он очень плох. Пустился, знаешь, в воспоминания…
У меня сердце сжалось. Стилет был немного младше меня, всего на пару месяцев, но я всегда считал его младшим братишкой и старался опекать. Мы, Умертвители, не приучены изводить себя всякими человеческими глупостями. Я не упрекал себя в том, что бросил Стилета, и с ним случилась беда. Я выполнял свое задание, до того, правда, как сбежал с Айшелем. Мой братишка выполнял свое. Любой из нас мог погибнуть когда угодно. Мы существа подневольные, не отвечаем даже за самих себя, а уж тем более – друг за друга.
-Как он? – спросил я.
-Очень плохо, - сказал Нож. – Раны в живот и бедро. Он вполне жизнеспособен, но может никогда уже не стать таким, как прежде.
И он замолчал. Мы оба хорошо знали, что это означает. Да и Струна говорила. Стилета скоро усыпят, если только мы что-нибудь не придумаем. Я хотел было предложить выкрасть его, но сдержался. Вдруг это идиотское предложение и я выставлю себя дураком перед Ножом и Айшелем. Я решил еще раз все обдумать как следует. Думалось плохо, кости в животе здорово отвлекали. Они портили мне настроение. Только теперь я понял, что выходить из организма они будут где-то так же медленно, как входили туда. И мне, наверное, потребуется горшок… Тьфу!
Нож нес Зеркало в шкатулке, плоской и больше похожей на деревянный портсигар. Иногда он извлекал прибор из внутреннего кармана пиджака и сверялся с показаниями. Мне и Айшелю он тоже показывал его, но мы ничего не понимали в зеркальной магии. Увы, даже колдовству надо учиться, без этого ничего не выйдет. Я улавливал на экране какие-то контуры и тени, иногда возникало нечто похожее на лабиринт. Но не карта подземелья, это точно. Лабиринт постоянно менялся, насколько я смог разглядеть, а подземелья не имеют обыкновения переконструироваться самопроизвольно да еще с такой скоростью.
-Кнут, ты ориентируешься здесь лучше нас всех, - сказал Нож. – Будь начеку. От зеркала немного пользы, оно в желудке у твари, потому искажения становятся все сильнее. Кстати, существо тоже очень неплохо ориентируется. Уже убило четверых моих людей. М-да…
Мы с Айшелем переглянулись. Мальчик жестом дал мне понять, что будет осторожен. Я тоже не горел желанием отдавать себя на съедение какому-то потустороннему кошмару. Я ведь давно уже передумал умирать, еще пару дней назад.
Мы пробирались по подземным коммуникациям под Хмурой Хильдой. Оборудования миротворцев здесь не было. Все, что творится под землей, даже под их оплотом, стражей порядка не касалось. Еще не хватало им лазить по канализации.
На самом деле мы были вовсе не в канализации. Сводчатые коридоры красного кирпича соединяли между собой сеть складов и даже несколько развлекательных заведений. По большей части входы в них из подземных коммуникаций были заперты и забаррикадированы. Чтоб никто не забрался внутрь и ничего не украл. Призраков здесь не было, а вот крысы и мыши водились в изобилии. Мы видели, как они копошатся в полумраке. Как ни странно, Айшель совершенно не боялся грызунов. Не знаю почему, но мне казалось, что он непременно должен их бояться.
Мы продвигались медленно, озираясь по сторонам и прислушиваясь. У Ножа имелись два тонких, но достаточно ярких фонарика. Он взял их для себя и меня, ведь о наличии джинна Нож прежде не догадывался. Но фонари нам не понадобились. Сияние Айшеля было не таким ярким, но мы видели при нем и дальше, и отчетливее.
Пока что в поле зрения попадали только бутылки, конечности манекенов, искусственные цветы, сломанные электроплиты и отсыревшие ящики. Кокон света выхватывал из темноты конфетные обертки, листы старых журналов, замысловатые приспособления для получения удовольствий, части старых приборов и разбитые галогеновые лампы. Там и сям валялись пестрые клочки когда-то роскошных одежд, оставшихся с осеннего маскарада. Они больше никому не нужны, к зимнему маскараду люди пошьют себе новые наряды, еще лучше. В лужах и в кучках отбросов поблескивали стразы и искусственные драгоценности.
-О, Могущественные Джинны! – зашептал Айшель, сжимая мою ладонь. – Во истину, покажите мне мусор вашего мира, и я буду знать об этом мире все. Во всяком случае, все, что мне нужно.
-И что ты сейчас узнал? – спросил я.
-Я хочу остаться здесь. Пусть это будет мой мир!
-Да, - и я поцеловал его в висок, пользуясь тем, что Нож идет впереди и не смотрит на нас.

URL
2010-07-17 в 20:54 

Цадкиэль
Цифровая душа
***


Мы свернули за очередной поворот и немедленно отпрянули. Струя жидкого пламени заставила Ножа прыгнуть спиной вперед. Он сбил нас с ног. При этом меня он треснул в живот головой. Это было не больно, но очень страшно. Ведь я сегодня странно себя чувствовал. Я чувствовал себя беременным собственным бессмертием.
Айшель только пискнул, упав, но сразу вскочил на ноги.
Я выхватил свой пистолет, и Нож тоже. При этом он окликал стрелявшего:
-Эй, это я, Нож! Кто там палит в меня, демон тебя подери?
Перед рядовыми гильдейскими бойцами он изображал из себя простого парня, хотя наедине с нами никогда не использовал эмоционально окрашенной лексики. Он пытался быть таким, каким бойцы представляют себе идеального командира, и это ему удавалось.
-Не подходи! – раздалось из-за угла.
Мы были на ногах, все трое, и готовы к бегству. Очень уж истерично кричал наш боец. Боюсь, он слегка повредился в уме. Может, клаустрофобия?
-Нужен ты мне, псих, - крикнул в ответ Нож. – Освободи дорогу!
-Откуда я знаю, что это вы? – заорал боец и выстрелил снова. Пламя расплескалось, ударившись в стену коридора.
Мы отбежали назад шагов на двадцать.
-Обойдем этого идиота, - проворчал Нож.
-Да, - согласился я. И заметил, – хороши бойцы у нашей гильдии, нечего сказать!
-А это ничего, если здесь, в подземных ходах начнется пожар? – осторожно спросил Айшель.
Мы посмотрели туда, куда он указывал. Там потихоньку занималась куча сломанных стульев.
-Это очень плохо, - сказал Нож. – Задохнемся в дыму, и все дела.
-Ты дышишь? – спросил я Айшеля. Я слышал, как он дышит, чувствовал его дыхание, когда приближал свое лицо к его лицу. Но это могло быть и не дыхание в человеческом понимании. У него ж другая физиология.
-Всей поверхностью тела, - ответил мой избранник. – У меня есть нечто вроде легких, но в основном для того, чтобы говорить. Ну, и помогает, если нужно больше кислорода.
-Не важно как. Ты дышишь, значит надо выбираться!
Нож покосился на меня. Не знаю, с осуждением или удивлением. По его лицу ничего нельзя было прочесть, как обычно.
-Его бы надо обезвредить. И допросить, - медленно проговорил он, имея в виду, конечно, бойца.
В это время гильдеец пальнул еще раз, и заполыхала гора тряпья с торчащей на вершине головой манекена. Вонь от тряпок пошла отвратительная. Во все стороны прыснули подпаленные крысы, и они тоже не ароматизировали воздух.
-Он что-то видел, - сказал Нож. – И это может дать нам кое-какие ответы.
-Эхо, - сказал я тогда. – Судя по звуку голоса, он находится в зале с высоким потолком. Может, там есть галерея? Может, мы сможем подобраться к нему сверху?
Нож одобрительно кивнул мне, и мы побежали к ближайшей лестнице.
Слышно было, как боец завопил и выстрелил еще несколько раз. Потом послышались его тяжелые шаги. Он двигался в нашу сторону. А мне, между прочим, совсем не нужно было, чтоб кто-то из наших видел меня. Тем более – в компании Ножа. Это все сильно осложнит. Ведь тогда брат должен будет препроводить нас с Айшелем к Хозяину или искать какое-то оправдание. То, что мы могли просто сбежать от старшего из Умертвителей – не оправдание. Такие варианты даже не рассматриваются. Если сообщить, что я погиб, надо будет вернуть Хозяину лампу и предъявить мой труп. Это тоже не входило в мои планы.
Запахло гарью, коридор быстро заполнялся дымом, но мы были уже у цели.
Ржавая лесенка крепилась к стенке колодца, уходившего далеко-далеко вверх, во тьму. Не исключено, что прямо к поверхности. Но кое-где мерцал свет, значит, шахта соединялась с коридорами разных уровней.
Тяжелые шаги приближались. Там, где двигался гильдеец, уже ничего нельзя было разглядеть, но я чувствовал, что он близко. Очередной сполох подтвердил мои худшие опасения. К счастью, наш боец стрелял в противоположном направлении.
Нож полез первым, элегантный в своем костюме. Не к месту стильный и утонченный. Я подтолкнул Айшеля к лестнице, приказав ему карабкаться следующим.
-Нет! Не подходи! – заорал боец и выстрелил еще раз, совсем близко. Айшель уже лез вверх. Я взялся за лесенку рукой, но услышал, как скребет по полу огнеупорный плащ гильдейца, и бросился в сторону.
Все уже было в дыму, он стрелял на звук. Я упал на пол, спрятавшись за грудой ящиков и прочего хлама, шагах в пяти от шахты. Волна пламени прокатилась над моей головой, и я обмер от ужаса.
Айшель!

URL
2010-07-17 в 20:54 

Цадкиэль
Цифровая душа
***


Я не знал, боится ли мой возлюбленный огня, помогает ли ему дематериализация от такого оружия.
Но окликать его было нельзя. Он ответит, и псих снова выстрелит на звук. Может, мой избранник успел спастись сейчас, но повезет ли ему еще раз? Я уже и не говорю, что будет, если боец пальнет в шахту. Я рискую одновременно лишиться старшего брата и своей единственной любви. Вот это будет номер.
Я молниеносно выпрямился, поднимаясь на ноги. Мой кнут рассек густой дым где-то в направлении бойца. Он пролетел сквозь огонь, поскольку куча хлама, за которую я прятался, уже вовсю горела.
Ответом мне был вопль и грохот падающего оружия. Не знаю, попал я по рукам гильдейца или кнут просто зацепился за ствол огнемета, но теперь наш псих был безоружен. Одним кувырком я преодолел расстояние, которое отделяло меня от него, даже волосы не подпалил. К счастью, потолок здесь был довольно высоким, это давало определенную свободу действий.
-Айшель! – заорал я только теперь, сшибая на пол моего противника, перепуганного до полной невменяемости.
-Не дамся, - орал он. – Живым не возьмешь.
-Я здесь, - отозвался Айшель.
-Мы здесь! – Нож возник рядом со мной, помогая мне удерживать бойца. – Твой мальчишка в целом неплох, только очень медленно лазит, - прокомментировал он.
-Ты не пострадал? – спросил я.
Вокруг было столько дыма, Айшеля не разглядеть. Мне была видна только его рука, опустившаяся мне на запястье. Она была вся в копоти.
-Пострадал, - вздохнул Айшель. – То есть, не я, а шуба. Знаешь, она сильно пострадала. Я толком не вижу, но пахнет ужасно.
Нож прыснул от смеха. Мы уже скрутили нашего бойца, но не представляли, что делать с ним теперь. Воздуха уже не хватало, не до допросов.
-ОНО двигается бесшумно! – бормотал боец. – ОНО уже рядом, здесь, около нас.
-Как обращаться с этой штукой? – спросил Айшель, явно имея в виду огнемет.
-Направляй его в противоположную от нас сторону, - сказал Нож. – Это первое правило.
-А куда нажимать?
-Второй урок завтра, - твердо произнес Нож и закашлялся.
А я взял руку джинна и положил его пальчики на гашетку:
-Нажимать сюда. А здесь предохранитель.
-Если он попросит тебя взорвать магистрат или весь Эльм, ты будешь так же любезен? – осведомился Нож. Но его больше занимал спятивший подчиненный.
Нож владел чем-то вроде гипноза. Его змеиные глазищи обладали каким-то необъяснимым воздействием на людей. Сейчас ему удалось более или менее утихомирить бойца, и даже поднять его на ноги.
Карабкаться наверх, на следующие уровни теперь не имело смысла. Во-первых, свидетель и так уже был в наших руках, во-вторых, колодец превратился в дымоход, копоть и гарь тянуло туда. Никто б не выжил внутри и двадцати секунд.
И мы побежали назад. Айшель тащил огнемет, а Нож волок нашего невменяемого информатора.
Время от времени мне казалось, что за нами и правда что-то движется. Не что-то живое. Разумеется, хозяйский шаман вытащил это создание из некромира. Но мне могло и казаться. Пожар уже полыхал во всю, за нашими спинами трещал горящий мусор, что-то обрушалось и взрывалось.
Мы свернули в один из боковых проходов. Там дыма было поменьше.
-Ты видел ЭТО? – не останавливаясь спрашивал Нож и тряс бойца за плечо. – Слышишь меня, Генри? Как ОНО выглядит?
Он знал своих подопечных в лицо и по именам.
-ОНО как все наши погибшие, - задыхался гильдеец. – Как шаман, как Олаф, как Николас.
-Что это значит?
-ОНО как они. Как все они одновременно.
-Могущественные Джинны, - пробормотал Айшель. - Мне страшно.
От его шубы еще валил дым. На щеке была сажа. Но таким он мне даже больше нравился. Он не был похож на девочку, но во всех этих побрякушках, в его джинньем шелковом наряде и благоухающих волосах было что-то немного девчоночье. Теперь передо мной оказался нормальный парень, который чуть поджарился в переделке, но не потерял ни капли очарования.
-Подол подгорел, - вздыхал он. – Такая хорошая шуба была, добротная. Я к ней привык. Может, ее можно починить?
-Стащишь себе другую.
-Не хочу другую. Я эту полюбил.
Мы продолжали двигаться, но не тем путем, каким пришли сюда. Я очень надеялся, что Нож знает, куда нас ведет.
-Нам не уйти, - причитал боец. – ЕМУ надо поглотить нас, поглотить всех! Как вы не понимаете?
-А ты растолкуй нам, - предложил Нож, и в его голосе была абсолютная безмятежность.
Мы вышли к месту, где дыма практически не было. В десятке метров за нами ряд вентиляционных шахт втягивал его с неимоверной быстротой. Подозреваю, граждане, которые пришли в квартал Мучительных страстей поразвлечься, в данный момент чувствуют легкое недомогание. Вокруг нас дым был негустой, подвижный и почти безопасный. Вытяжки работали отлично.
Боец больше не мог идти. Он задыхался. Слишком быстрый темп мы задали, это не для простого смертного. Да еще дымом надышался. Теперь он привалился спиной к стене, медленно сполз и сел на пол. Его негнущийся плащ топорщился на каждом сгибе.
Нож смотрел в свое Зеркало, но ничего нам не сообщал.
Мы с Айшелем стояли, опираясь о стену. Он взял мою ладонь и нежно сжал. Огнемет был прислонен к стене рядом с ним. И вся эта сцена показалась мне такой прекрасной. Она просто разрывала мне сердце. Перед нами стена дыма, уходящего в отверстия воздуховодов. С потолка сыплется цементная крошка. Кирпичные стены, какие-то аппараты, присыпанные пылью. И мой возлюбленный сжимает мою руку. Я повернулся к нему, чтобы сказать что-нибудь, соответствующее случаю.
В этот момент Генри поднял голову и уставился на меня. В его глазах мелькнуло узнавание. Я так и застыл на мгновение с открытым ртом. Но на самом деле все было еще хуже, чем я предполагал, хотя казалось, что хуже уже некуда.
-Мертвец! – завопил Генри. – Это ОН! ОН! Это ЕГО часть!
И он выхватил пистолет откуда-то из складок своего плаща. Нож немедленно его обезоружил. Генри, окончательно, конечно, спятив, стал с ним драться. Он хватал старшего из Умертвителей за руки, брыкался и стремился отобрать у Ножа пистолет. Больше никакой гипноз на него не действовал.
Айшель прыснул от смеха. Дело в том, что Нож выглядел несколько обескураженным. Я тоже. С нами обычно никто не дерется. Тем более не бросается в драку первым.
-ОН его заслал! – кричал Генри. – Сейчас ОН весь будет здесь!
Может, и хорошо, что боец принял меня за покойника?
Только я успел так подумать, как стена дыма подозрительно заколыхалась.
-Нож! – закричал я.
Айшель как по команде поднял огнемет. Тяжеленная штуковина чуть подрагивала в его тонких руках. Впрочем, мальчишка был вовсе не из слабых, я в нем не сомневался. Только вот Нож и Генри находились прямо на линии огня.
Не уверен, что к нам приближалась именно тварь. Не был я уверен и в том, что ей можно причинить серьезный вред дисковым зарядом из моего пистолета. Но оружие я на всякий случай выхватил.
Нож не зевал, он быстро бросился в сторону и несколькими меткими пинками отогнал на безопасное расстояние гильдейца.
Стена дыма начала приобретать какие-то очертания. Ничего четкого. Она просто выпячивалась и пульсировала, как от дыхания.
-На что ОНО похоже? – спросил я.
-Что-то вроде насекомого, - ответил Нож. – Я видел только издали, когда ОНО уже уходило.
-Нет! – забормотал Генри. – ОНО уже совсем не такое. Я ж говорил вам. ОНО как они…
В этот миг стена дыма разомкнулась.

URL
2010-07-17 в 20:55 

Цадкиэль
Цифровая душа
***


К нам шагнул один из наших. Я помнил его, хоть и не знал имени. Генри завопил. В общем, пришелец выглядел не очень. Вся его одежда сгорела, тело тоже пострадало, а лицо стало каким-то одутловатым и бесформенным, но узнать его было можно. Что-то с ним стряслось, кожа висела, как пустые чехлы, собиралась складками и пузырилась. Кожный фартучек весьма целомудренно свисал почти до колен. Похоже было, что наш боец за несколько часов похудел раза в два. Хотя, я помнил его вовсе не толстым.
-Это ОН! – взвыл Генри и треснул Ножа ботинком по лодыжке.
Пришелец сделал шаг к нам, его нижняя челюсть отвисла, но из горла не донеслось ни звука.
Айшель смотрел то на него, то на меня, то на Ножа. Огнемет был только у него, и парень ждал команды, не решаясь по собственной инициативе сжигать подчиненного старшего из Умертвителей.
Тем временем оно сделало еще один короткий шажок нам навстречу. И еще один. И еще.
Что-то в нем показалось мне очень подозрительным. За его спиной маячило нечто неразличимое, большое и неживое. Впрочем, и сам он не воспринимался как живое существо.
Я опустил взгляд и увидел за его ногами еще пару раздутых босых ступней. А за ней еще одну.
Генри взвыл от ужаса.
Подозрительный пришелец вытянул в мою сторону руку. А еще одна рука, растущая из того же плеча, продолжала висеть вдоль тела.
-Стреляй! – закричал Нож.
Айшель подчинился.
Современные огнеметы стреляют не струей горючего, а небольшими шариками взрывчатого вещества. Вещество распадается и воспламеняется от трения воздуха - потому скорость заряда на выходе из ствола довольно велика. Айшель был слишком легким для своего оружия, и отдача отшвырнула его прямо на меня. Я тоже не устоял на ногах, и мы оба оказались на земле. К чести джинна, оружие он не выпустил.
Из огня и дыма появилась, приближаясь к нам чудовищная инфернальная сороконожка. Она состояла из человеческих тел, будто бы приросших друг к другу - грудь стоящего сзади к спине переднего. Но так было только с пятью-шестью первыми телами. Дальше сегменты твари только формировались. Из бесформенного студенистого тела торчали недоразвитые конечности и головы без лиц. Дальше – клешни и костяные крюки, огромные лапы, похожие на крысиные, даже нечто напоминающее плавники. Ближе к хвосту только бугры. Тварь оказалась огромной, шагов двадцать в длину, и действительно более всего напоминала сороконожку. Только ноги ее отличались несказанным разнообразием.
Огонь здорово разозлил ее, но не убил. Два передних тела обуглились и стали разрушаться. Я увидел, что кости внутри плохо сформированы, они были гибкими, как резина, а внутренние органы не походили на человеческие. До этого я предполагал, что она просто каким-то образом присосалась к мертвым телам, и таскает их с собой. Например, про запас. Не тут то было! Теперь стало ясно, что перед нами полная имитация – эти подобия людей целиком выращены существом, и являются его частью.
-Бежим! – закричал Айшель, и выстрелил снова.
Меня вдавило в пол, ведь мальчик до сих пор валялся на мне. Я почувствовал как Сто четырнадцать пальцев бунтуют внутри. Они уже намекали на то, что хотят явить себя миру, как это назвал мой тактичный избранник.
Нож готов был бежать. Генри хохотал, сидя на полу и утирал слезы счастья. Мы с Айшелем вскочили и попятились. Нож взвалил Генри на плечо и тоже стал отступать:
-ОНО мутирует! В начале эта тварь была вроде насекомого с клешнями впереди!
-Оно пытается имитировать здешние формы жизни, - пробормотал Айшель. – Я когда-то видел похожих существ…
В этот момент сороконожка подняла переднюю часть тела над землей, явно намереваясь атаковать. Почему-то лапы она тянула в мою сторону.
Полагаю, прежде она была более подвижной и быстрой. В виде нормальной сороконожки эта тварь была, наверное, вообще непобедима. Но теперь ее тело состояло из разнородных элементов, они не стыковались друг с другом, обладали разной подвижностью. Взять хотя бы то, что суставы на разных ее конечностях теперь гнулись в противоположные стороны. Она сама ставила себе подножки – вот до чего доводит мимикрия!
Айшель выстрелил еще раз, теперь я держал его за талию, работая своего рода якорем. Мы не упали. Тварь в огне издавала какие-то жуткие утробные звуки и чавканье. Это от нее отваливались обгоревшие части. Она медленно завалилась назад и запуталась сама в себе.
Мы бросились бежать, поминутно оглядываясь. Я взял у Айшеля огнемет, пообещав, что потом верну, когда надо будет стрелять.
-Надеюсь, больше не надо будет, - признался он. – Мне страшно.
Он не знал некоторых человеческих предрассудков. Например, что нельзя признаваться, когда тебе страшно.
Мы минули несколько поворотов и выскочили к заблокированной двери, ведущей в какое-то развлекательное заведение. Из – за двери слышалась музыка и шум. Это был тупик. Вообще от того места, где мы оставили существо, коридор ни разу не разветвлялся, от него не отходило ни одной шахты, и в полу не было люков.
-Тупик, - констатировал Нож, бросая на пол Генри. Потом он достал из внутреннего кармана Зеркало и карту. – Так, это тупик. За этой дверью – арена. Потому нет ни люков, ни воздуховодов. Система безопасности. На арене выступают мутанты, организаторы боев опасаются, что какой-нибудь из них доберется до коммуникаций, и будет, как с нами, - он кивнул в сторону твари. – Дверь заблокирована.
-Я попробую открыть, - пообещал джинн и исчез.
-Она не боится огня, - сказал я. – Эта тварь не боится ничего. Думаю, она из тех существ, у которых вообще нет мозга. Ее можно уничтожить только целиком. Взорвать или растворить кислотой. Не факт еще, что она боится кислоты, учитывая то, откуда она родом.
-Это ты про сороконожку? Да? А! А то ведь твоего любовничка это все тоже касается.
-Неправда, - возмутился я. – У него есть мозг!
-Не факт. Возможно, он думает всей поверхностью тела, потому ты так быстро нашел с ним общий язык.
Я хотел ответить ему что-нибудь гадкое, но в этот момент за дверью раздался скрежет. Одновременно завыл Генри, а за поворотом коридора послышались какие-то звуки. Что-то там скребло по полу, полнее возможно, что конечности сороконожки.
Я налег на дверь. Она была ужасно тяжелая, из сплошного металлического листа. Айшель тащил ее с той стороны, я всем весом навалился с этой. Нож держал огнемет и неотрывно смотрел на поворот коридора. Звук, идущий оттуда, уже стал весьма отчетливым.

URL
2010-07-17 в 20:56 

Цадкиэль
Цифровая душа
***


Наконец-то мы смогли приоткрыть дверь и по очереди протиснулись внутрь.
Мы тут же столкнулись лицом к лицу с несколькими очень хмурыми гражданами. Это были охранники и управляющий арены.
-Что еще за операция? – орали они. – Откуда он появился?
Айшель сообщил им, что проходит какая-то секретная операция, и требовал открыть дверь именем главнокомандующего. Они, конечно, не открыли, но и ему не мешали. Он ведь действительно возник из ниоткуда. Поскольку Эльм изолирован от всего остального мира грозовым фронтом, в недавнем прошлом здесь никаких войн не было, и главнокомандующих тоже. Мы о них знаем только из старых книг и современных фантастических романов. Айшель, видимо, моего брата имел в виду под главнокомандующим. Так я понял.
-Спокойно, - произнес Нож, обводя охранников своим жутким змеиным взглядом. – Немедленно эвакуируйте всех.
Он перевел взгляд на управляющего. Тот сник и съежился, даже как будто уменьшился в размерах, но не сдавался:
-Что вы себе позволяете? Да кто вы такие?
Никто, кстати, и не подумал эвакуироваться. Охранники, все пятеро, по-прежнему стояли, припирая нас к двери, и их взгляды не предвещали ничего хорошего. В смысле, они должны были означать, что нас ничего хорошего не ждет, если мы немедленно не заплатим за вход.
Мы находились в ответвлении коридора, где-то в подсобных помещениях арены. Я слышал, как звенит посуда за стеной, как посетители переговариваются в баре. Похоже, представления в данный момент не было.
Нож изобразил радушную улыбку и… исчез. Я последовал его примеру. Спустя мгновение он уже стоял вплотную к управляющему, держал его за подбородок и негромко, но очень убедительно говорил прямо ему в лицо:
-Выводите отсюда всех. Я покупаю это место…
Я возник перед охранниками. В каждой руке – по отнятому у них пистолету. Сопротивления, конечно, не было. Они не успели среагировать ни на что. Но – главное – поняли, с кем имеют дело. Никто не способен исчезать так убедительно, как Умертвители.
-Я покупаю арену и все прилегающие к ней коммуникации, - говорил Нож. – Все, кто работал здесь, уволены. Пришлите мне счет на адрес гильдии Оружейников.
Разумеется, мы оба знали, что никакого счета не будет. В худшем случае владелец арены пожалуется Хозяину, и они как-то между собой уладят это дело. Я почти уверен, что заботы по его улаживанию Агастес перепоручит Ножу.
Мой братец резко отвернулся от управляющего и перевел взгляд на охранников. Те стояли, будто парализованные.
-Уберите отсюда всех, включая персонал. Быстро. И можете быть свободны.
Охранники и администратор бросились исполнять поручения нового владельца заведения. Мы слышали их крики из зала, с кухни и из подсобок. Они выгоняли людей, отовсюду. Пара пистолетов осталась у меня.
А тем временем существо уже приближалось к двери. Нож закрыл ее, навалившись всем весом, и теперь задвигал засов.
-Айшель, мальчик мой, подойди-ка сюда, - нежным голосом произнес он.
Айшель, который до этого пытался привести в чувство Генри, бросил бесполезные усилия и подошел.
-Расскажи-ка, дружок, про этих существ. Ты обмолвился, что встречал таких.
Я опасался чего похуже, когда я услышал этот вкрадчивый тон, теперь у меня даже от сердца отлегло.
-Не в точности таких, - уточнил Айшель. – Похожих. Животных, которые действуют подобным образом. В вашем мире тоже наверняка живут такие. Например, медузы, которые съедают существо, у которого есть особые клетки. Например, клетки, способные светиться. Через некоторое время медуза сама может производить светящиеся клетки. Ее организм учиться делать ткани, каких раньше делать не мог. Уж и не знаю, как объяснить.
-Ничего, я понимаю. Рассказывай дальше, - потребовал Нож.
-Один из моих первых хозяев жил в мире, где обитали такие сухопутные существа. Я сталкивался с ними сто раз, наверное. Каждый раз, когда выполнял его задания. Они съедали какое-нибудь ядовитое растение или животное, их организм извлекал из съеденных тел нужную информацию, после этого существа сами могли вырабатывать яд. Противоядие от них практически невозможно было подобрать. Ведь никогда нельзя было точно узнать, чем именно человек отравлен. Кстати, как я понял от этой штуки мой тогдашний хозяин и умер…
-Они были разумны? – спросил Нож.
-О, нет! Они, по-правде говоря, были слизни. Слизни. Такие большие улитки без раковины…
-У нас тоже водятся слизни, - заверил я его. – И улитки. Мы знаем, что это. Хотя, конечно, наши не такие.
-ОНО имитирует человеческое тело, - напомнил Айшель, - но не говорит. Не пытается вообще никак вступить в контакт. ОНО просто питается. Вы что, сами не видите? Какой еще разум? ОНО пробует имитировать здешние формы жизни, чтобы приспособиться!
-Кого-то это мне напоминает, - пробормотал Нож.
Айшель его не понял, а я понял, и очень хорошо. По-моему братец ревнует. Привык, что я ловлю каждое его слово. Что все ловят каждое его слово. А тут у меня кто-то еще появился.
-Может быть, ЕМУ что-то здесь не подходит, - сказал Айшель, – воздух, температура или еще что? Потому ОНО спешит перестроится и стремиться съесть как можно больше здешних организмов. А, может, и нет.
-Похоже на то, - кивнул Нож. – Нечто похожее и мне приходило в голову. В смысле, что ОНО ест не от голода. Тут все сложнее.
-ОНО не разумно, - повторил Айшель.
-Вероятнее всего, - согласился Нож и вздохнул.
Все эти вздохи у него всегда напоказ, я предчувствовал, что наши приключения с сороконожкой еще не закончились, и я не скоро смогу посетить туалет.
Генри в это время поднялся и стал дергать засов. Он был не слабее Айшеля, но тяжелый негнущийся плащ сковывал движения. Пока у него ничего не выходило.
-Сейчас, сейчас, - бормотал он. – Я впущу вас…
-Мы же не зря очистили арену, - сказал Нож. – Погибли по крайней мере четверо моих людей, колдуна я даже не считаю. Этот свихнулся, Стилет ранен. Потери слишком велики для нулевого результата.
-Согласен, - кивнул я.
Айшель, стоящий за спиной Ножа, мученически закатил глаза. Кажется, он был обходителен с моим братом только для того, чтобы Нож отпустил нас. Похоже, мальчишка хотел поскорее остаться со мной наедине. И я этого хотел. Точнее, сперва я хотел оставить Айшеля в безопасном месте, и уединиться на часок. Сто четырнадцать пальцев уже просились наружу.
А тут еще засов начал поддаваться. Я бросился к бойцу и оттащил его от двери. Сейчас он сопротивлялся слабо, наверное, устал.
-Ты видел арену раньше? – спросил Нож.
-Давно, - кивнул я.
Арена была широким и довольно глубоким колодцем. Потолок над ней представлял собой огромное зеркало, чтобы всем зрителям было хорошо видно, что там происходит. Изнутри ее покрывали плотно подогнанные металлические листы, настолько гладкие, что мутанты часто поскальзывались, да и с дрессировщиками такое случалось. Внутрь их всех опускали на специальной лебедке. О том, чтобы выбраться из нее и речи не было. Если только ты ростом с трехэтажный дом. Или умеешь летать… Тварь пока была меньше и на данный момент не успела обзавестись крыльями.
-Понял, - я направился к двери. – Но как мы заманим ЕГО прямо туда? ОНО, может, и не разумное, но какие-то инстинкты у НЕГО наверняка есть.
-Это некротварь, - напомнил Нож. – У них другие представления о самосохранении.
-Посмотрим, - проворчал я.
Тварь скреблась за дверью. Было страшновато открывать ей. Между прочим, я так и не сообразил, где у нее рот. Чем она ест свои жертвы. Не знал я и того, насколько сильны эти имитации человеческих рук. Чего конкретно мне опасаться?
-Еще не все ушли, - предупредил Айшель, прислушиваясь.
-Ничего, увидят, кто пожаловал, поторопятся, - жизнерадостно сообщил Нож, помогая мне с засовом. – Айшель, уведи нашего Генри. Он был хорошим бойцом, может, его еще удастся вылечить.
Айшель кивнул и поволок Генри туда, где, возможно, находился выход.

URL
2010-07-17 в 20:56 

Цадкиэль
Цифровая душа
-Ты что-то надумал, - сказал я, глядя в змеиные глаза брата. Айшель уже скрылся в зале, и не мог нас слышать. Я держался за засов с одной стороны, Нож – с другой, но мы не двигали его с места. – Ты собираешься использовать нас как приманку? Или хочешь изловить ЭТО, а потом отдать ЕГО и нас Хозяину? Поделись все-таки со мной твоими планами на наш счет. Я все равно не поверю в твои благородные намерения.
-Нет? – он изумленно повел бровью. – И что ж во мне такого неблагородного?
-Перестань!
-Хорошо. Я проследил за Струной, и вышел на тебя. Мальчишку я принимал за обычного человека. Мне, конечно, известны твои пристрастия, а он очень уж сладенький, я не удивился, что ты всюду таскаешь его с собой. Я хотел получить лампу. Себе. Не ради какой-то выгоды, а просто так, интереса ради. Забудь про Хозяина, братишка. Агастес списан со счетов.
-Хочешь убить его?
-Убереги меня Светозарные от такой глупости! Я слишком многим владею, - он ухмыльнулся, - от имени Хозяина. Теперь еще и ареной. Мы не можем владеть имуществом. Это ничего. Мы можем владеть теми, кто владеет имуществом.
-М-да, - я поморщился. – Бедный Агастес и не представляет, какое сокровище пригрел на груди…
-И ты тоже, кстати, молодец. Я имею в виду джинна.
-Я отношусь к нему совсем не так…
-Я не то имел в виду, - покачал головой Нож, налегая на засов. – Ты ничего от него не требуешь, это верно. Но сам факт! Он пришелец из иного мира. Он разумен. Обладает необычными и весьма полезными знаниями. Ему нет цены! Плевать на то, что он может исполнять какие-то там мелкие алчные желания. Он сам по себе огромная ценность. Все, что он знает…
-Поэтому ты нас не отпустишь, - горько усмехнулся я. Это был не вопрос, а утверждение.
-Поэтому я никому не дам в обиду ни его, ни тебя. Хоть ты и сам можешь за себя постоять, но не в нынешней ситуации.
Это были его обычные штучки. Нож все никак не мог выйти из образа идеального командира, и почему-то решил, что на меня этот театр подействует, как на Генри.
-И где ты нас…запрешь? – прямо спросил я.
-Я просто буду приглядывать.
Возразить мне было нечем. Он хотя бы признался. А то я без него не знал, что Нож больше не выпустит нас из поля зрения. Кажется, ему было мало власти, хотелось еще. И тварь, и джинн представлялись ему очень ценным оружием. Козырем в какой-то игре, о которой я и не подозреваю. В тот момент мне показалось – это очень хорошо, что Нож честен со мной.
Мы оба налегли на засов, отодвинули его, а потом бросились бежать.
-Еще, ОНО не поднимало оружия, - сказал я. – Не пыталось использовать какие-либо предметы…
-Пусть ОНО не разумно. Все равно дорогого стоит. Сама эта способность все копировать… я найду как ЕГО использовать.
-Этого-то я и боюсь, - признался я. Он подтвердил мои худшие подозрения.
Оказалось, коридор, куда мы проникли, вел прямо к бару. За нашими спинами стояли столики, а занавеска из бусин вела прямо к арене, к зрительским местам, окружавшим ее.
Появился Айшель и сказал:
-Я запер Генри в туалете. Там все очень шикарно: ковры, кресла, все такое, и стены обиты мягкой тканью. Думаю, там он ничего себе не повредит, даже если с ним случиться какой-нибудь припадок.
-Я тоже хочу в туалет, - сказал я.
-О, Могущественные Джинны! – Айшель закатил глаза.
Я взглядом показал ему, чтобы он не проболтался:
-Пока могу потерпеть.
-Вот-вот, - кивнул Нож. – А терпеть придется не долго. Я уже слышу, как открывается дверь!

***


Мы были готовы к бегству, поскольку все наше оружие перед этой тварью было совершенно бессильно. Все равно Нож держал огнемет, я – свой дисковый пистолет, а те два, что оставили мне охранники, отдал Айшелю. Конечно, я показал ему как ими пользоваться. Мальчишка просто сиял, хоть и глядел в глаза смерти, как и все мы.
Тварь не заставила себя ждать.
-Надо заманить ЭТО к арене и как-нибудь столкнуть вниз, - сказал Нож, хоть мы и так понимали, каков план.
В том конце коридора было совершенно темно, мы видели лишь движение. Сияние Айшеля в данном случае не могло нам помочь. В баре, где мы стояли, и так было светло, а Айшель не мог подсветить что-то на расстоянии. Ведь свечение испускало само его тело, и этот луч был неотделим от джинна.
-Будьте готовы, - инструктировал Нож, - бежать в разные стороны. Ты огибаешь арену по правой стороне, мальчишка – по левой. Поняли? Я зайду сзади и буду стрелять в НЕГО, чтобы столкнуть вниз. Все довольно просто, правильно?
Мы согласились.
Сороконожка появилась, и мы стали отступать. Она выглядела настолько странно и страшно, не свойственно нашему миру, что у меня снова все похолодело внутри. Куски горелой плоти полностью сошли с нее. Теперь тварь опять была вполне здоровой, от повреждений не осталось и следа. К нам шагнул из полумрака неизвестный мне человек, но я увидел одну из рук, шевелившихся у него за спиной. Она была шестипалой и вообще полностью повторяла руку нашего шамана. Почему-то от этого мне стало особенно тошно.

URL
2010-07-17 в 20:57 

Цадкиэль
Цифровая душа
Мы пятились, готовясь бежать в разные стороны. Однако что-то подсказывало – план провальный. Существо не будет в замешательстве, не зазевается, не станет легкой добычей. Дело в том, что оно сразу наметило себе жертву, а на двоих других не реагировало никак.
Жертвой был я.
Не знаю, чем я ей так приглянулся, но тварь настойчиво и неотступно ползла за мной.
Мы вбежали в зал. Существо проследовало за нами, протягивая в мою сторону несколько пар передних конечностей – и рук, и ног. Айшель бросился бежать в одну сторону, я в другую, переступая прямо по металлическим уступам. Нож затаился за колонной недалеко от входа. Мы двигались по пересеченной местности. Арена – амфитеатр, а разные ряды представляют собой ступени, бегать по ним не просто, поскольку ступени эти очень высокие.
Тварь уже адаптировалась к неудобствам, связанным с новыми конечностями. Она резво перемещалась за мной, наступая сама себе на ноги, щупальца и клешни. Но ее это не смущало. В силу своей длины, она переползала с ряда на ряд с легкостью.
Я несколько раз выстрелил в нее. Во все стороны полетели ошметки, похожие на хороший холодец. У них не было никакой структуры – ничего общего с мышцами или тканями органов. Меня едва не вырвало всеми Ста четырнадцатью пальцами одновременно. При этом поворачиваться к твари спиной я не рисковал. Я либо пятился, либо отступал боком. При моей координации движений, споткнуться или налететь на крупный предмет не опасно. Даже в нынешних обстоятельствах.
Существо двигалось со скоростью человека, идущего быстрым шагом. Оно не сбавляло хода, даже спотыкаясь и заваливаясь в проходы. Несколько его конечностей уже были сломаны, но не похоже было, что его это беспокоит.
Наши выстрелы из огнемета, не производили на него решительно никакого воздействия. Оно лишь поджаривалось, шипело и практически сразу абсорбировало поврежденную ткань. Где-то я слышал, что у некротварей вообще нет болевых рецепторов. За всех не скажу, но у этой – не было точно.
Я споткнулся, но просто перевернулся через голову и попятился дальше. Мы сделали четыре круга. Как ни старался я держаться поближе к арене, существо и не думало падать. Айшель и Нож палили в нее сбоку, но без толку.
-Чего ОНО к тебе прицепилось? – крикнул мой брат, желающий докопаться до всего на свете.
-Не знаю! – честно ответил я.
Он уставился на Айшеля, а тот важно ответил:
-Должен тебе сказать, для существ из других миров Кнут представляется необычайно, просто сверхчеловечески привлекательным!
-Хочешь сказать, ОНО – самка? – изумился Нож. Неужели поверил?
А джинн насупился:
-Хочешь сказать, я – самка?
И они оба расхохотались. Но джинн улучил мгновение, перехватил мой взгляд и показал на свой живот. Я не понял, к чему он.
А тварь не думала уставать. Я перепрыгивал с одного ряда на другой. Она деловито переползала следом. Иногда приподнимала передние сегменты тела и пыталась накрыть меня ими. Что самое мерзкое, похоже, она рассчитывала схватить меня и руками и ногами одновременно. В том числе теми, что были уже здорово повреждены.
Она не только не чувствовала боли. Видимо, усталость тоже была ей неведома. А я не мог позволить себе крутиться тут несколько часов. Мне надо было избавиться от…
Стоп!
Я, кажется, понял, что имел в виду Айшель, отчаянно поглаживая себя по животу!
Сперва-то я решил, что он беспокоится, думает, я голодный. Нет. Малыш беспокоился о моей беременности бессмертием. Он намекал на то, что тварь инстинктивно следует за некромантерским артефактом, который находился внутри меня!
И это было очень похоже на правду. Во всяком случае, я не находил другого объяснения…
И что мне делать?
Если б это была маленькая штуковина, я б запрыгнул на балкончик, стащил по-быстрому штаны и явил миру фетиш тьмы и зла. Во всех смыслах. Но Сто четырнадцать пальцев, как не крути – вещь протяженная в пространстве и времени. Тоже во всех смыслах. Мне не хотелось бы, чтоб тварь изловила меня за хвост из костей, и вывернула при этом все кишки.
Так что избавиться от артефакта на месте и по-быстрому я никак не мог. Оставалось использовать ситуацию.
-Тут есть лебедка! – крикнул я, кувыркаясь в очередной раз.
-Лебедка? – Нож посмотрел вверх. – Есть.
-Включи ее! Я зависну над ямой!
Никто из нас, конечно, не знал, как ее включать. Но лично я другого выхода не видел.
Айшель и Нож бросились искать пульт управления лебедкой. Очевидно, он должен был находиться где-то в зале, чтобы оператор не промазал и не высадил мутантов прямо на зрителей или не грохнул дорогущее зеркало в потолке.
Существо в очередной раз подняло переднюю часть тела, пытаясь накрыть меня. Только сейчас я понял, чем оно ест, и меня замутило. На его животе имелась огромный продольный разрез, идущий, очевидно, из конца в конец. Когда края его расходились, я видел внутри длинные тонкие зубы, растущие в несколько рядов. То есть, приподнимаясь, оно каждый раз готовилось проглотить меня целиком, а уж потом пережевать.
Краем глаза я видел Айшеля, лазящего во все стенные ниши, и Ножа, который отдирал облицовочные панели, в надежде, что пульт спрятан за одной из них. Но джинн все ниши изучил быстро, а стенных панелей в зале было очень, ну, очень много. На то, чтобы отодрать их все уйдут годы, даже у Ножа.
-На балкон! – скомандовал он.
Айшель взбежал на последний ряд, подпрыгнул, хватаясь за какой-то декоративный выступ на краю балкона. Нож проделал то же самое, но с другой стороны арены.
Я продолжал бегать и прыгать, с ужасом думая о том, что случиться первым: силы мои иссякнут или желудок подведет.
Сверху доносился грохот, это мои родные крушили там все подряд. Мне на голову сыпались какие-то осколки, клочки и всякий хлам. На тварь они тоже сыпались, но ей же все было ни по чем.
-Что-то есть! – радостно крикнул джинн.
Мой спаситель!
Но я рано обрадовался.
Включилась иллюминация и какая-то бешеная музыка. Я услышал, как захохотал Нож.
Теперь я бегал, увиливая от твари, не просто так, а с музыкальным сопровождением! Разноцветные прожектора автоматически наводились, и очень выгодно подчеркивали все мои достоинства и все особенности твари. Достоинство у нее было одно – живучесть. Если, конечно, подобное слово применимо к некросуществу.
Я представил, насколько же смешно все это выглядит, потому тоже взбежал на последний ряд и перебрался оттуда на балкон.
-Ты уже здесь? – неодобрительно заметил Нож.
-А смысл мне быть там? Тебя только веселить.
-Почему только меня? Твоего мальчика тоже. У него аж дыхание перехватывает, когда он тебя видит. Причем, даже при самых глупых обстоятельствах, - и он добавил с некоторой завистью. – Неужели в тебе и правда что-то есть для них привлекательное?
-Выходит, да, - скромно пожал плечами я, искренне, кстати веря, что это так. На мгновение забыл, что мой чудо-магнит сейчас уже приближается к выходу из организма.
Айшель продолжал поиски. На тварь уже высыпалось несколько мешков конфетти, попадал серпантин и блестки… Она теперь выглядела еще ужаснее, чем раньше. Хотя минуту назад казалось, что ничего ужаснее не может быть.
Она, между прочим, не оставила попыток меня достать. Теперь ползала по последнему ряду, время от времени пытаясь поднять свое тело повыше. От нее продолжало что-то отваливаться. Куски падали, поднимая в воздух блестки и бумажки.
-Можно я в туалет сбегаю на часок? – спросил я у старшего брата.
-Ты что, головой ударился? Или всей поверхностью тела думаешь и синяки мешают?
-Мешают.
-Перебьешься.
В это время Айшель бросил нас веселить спецэффектами и стал взбираться еще выше, куда-то под потолок, к зеркалу. Он обнаружил замаскированную лесенку за портьерой и пытался теперь разведать, куда она ведет. У меня было предчувствие, что любопытство моего возлюбленного обязательно нас спасет. Не теперь, так в другой раз.
-Ты стал быстро уставать, - констатировал Нож. – Это от… от излишеств всяких.
-Я не устал, но…
В это мгновение твари удалось поднять передние сегменты тела достаточно высоко, и обрушить их на балкон рядом с нами. Мы отскочили. А она уцепилась крепко и стала втягивать себя наверх, сокращаясь, как червяк.
Я и Нож бросились в сторону. Стрелять здесь он не решался. Вся мебель на балконе была из дерева, кроме того двери и стенные ниши прикрывали тяжелые портьеры. Пожар не входил в планы моего братца. Уж и не знаю, зачем именно ему так нужно было это существо, но Нож готов был жертвовать ради нее всем. Даже мной.
Она уже почти вся заползла, когда часть балкона обрушилась вместе с нами. Падать на обшитые шершавым металлом уступы было неудобно, еще неудобнее – падать прямо под тварь. Но именно это со мной и случилось.
Она медленно опускалась сверху, а я перекатывался, падая на нижний ряд, потом перекатывался и падал снова. Это было больно и неэффективно, поскольку тварь все продолжала опускаться, соскальзывая следом. Пришлось отползать, но это получалось слишком медленно.
Я видел конфетти, падающее на нас, искусственный снег, блестки, кружащиеся повсюду. Даже выстрелил, надеясь выиграть долю секунды. Теперь ко мне приближалось лицо нашего покойного шамана, и его шестипалые руки, и ужасный рот твари, длиной во все ее тело.
Разумеется, это все длилось мгновение. Она опускалась, падала на меня, а я пытался улизнуть – все это очень быстро происходило. Но, кажется, для меня – недостаточно быстро. Я соревновался с гравитацией, которая помогала твари и очень мешала мне.

URL
2010-07-17 в 20:57 

Цадкиэль
Цифровая душа
Краем глаза я видел Ножа, которому удалось зацепиться за выступ балкона. Его огнемет остался где-то под обломками. Теперь он разжимал руки и падал медленно-медленно. Он не успеет придти на помощь. В любом случае, он не вооружен…
Я выстрелил еще раз. В это время лебедка дрогнула, отчаянно зазвенели цепи. Но Айшель не умел обходиться с этой штукой. Он вообще видел подобное устройство впервые. Лебедка резко дернулось, и крюк с силой обрушился на стену. Посыпались осколки панелей, до которых не успел добраться Нож. И они тоже разлетались очень медленно. Одна из рук шамана стала отделяться, роняя студенистые ошметки и демонстрируя несформированную кость, тягучую и гибкую как резина.
И тварь рухнула на меня.
Вся нижняя часть моего тела находилась прямо под ней. Мне ничего не оставалось, кроме как упереться ногами в бесформенную бледную плоть по обе стороны от чудовищного рта.
Теперь она не могла на меня опуститься, но и я не мог из-под нее выбраться. Я держал ее на вытянутых ногах, как какой-то цирковой трюкач. Жаль, я не мог подбросить ее в воздух, пару раз перевернуть и отшвырнуть в сторону, как делают это настоящие циркачи с шарами и тумбами. А музыка все еще играла! Это был какая-то ненормально жизнерадостная мелодия, под которую обычно дрессировщики из собачьего питомника показывают своих уродливых любимцев. И конфетти, и блестки все еще сыпались из-под зеркального потолка. В жизни я не бывал в такой идиотской ситуации!
Лебедка, дергаясь и гремя, поехала в мою сторону. Время вдруг пошло быстро, возвращаясь к своему обычному ритму.
Существо попыталось ухватить меня с помощью ног, но у человека ноги для хватания не приспособлены. Ляжка шамана, похожая на толстенную плеть, хлестнула меня по голени. Это было ужасно больно, будто меня огрели молотком по одной из самых чувствительных частей тела. У меня очень узкие лодыжки, запястья и колени, потому я испугался даже, не сломает ли мне ногу эта туша. Нет. Удалось даже не уронить ее на себя. Я выстрелил опять, и нога твари отлетела в сторону. Диск продолжал вращаться в ее тканях, и меня всего забрызгало какой-то мерзостью, а сверху еще посыпались желеобразные куски.
Тварь весила неимоверно много. Я удерживал всего четыре сегмента ее тела, остальные были на земле, но этот вес буквально парализовал меня. Я ведь далеко не самый сильный из Умертвителей. Самый гибкий – да. Но для того, чтобы поддерживать такую подвижность суставов и эластичность мышц, пришлось пожертвовать силой.
Тварь снова стала сокращаться, перемещая на меня все больший вес. Колени уже дрожали, и я чувствовал, что совершенно бессилен перед этим маневром.
Моя пластика подвела меня. Под весом существа мои ноги смещались вперед, за голову, скоро я должен был просто сложиться пополам, и противостоять этому не было никакой возможности.
Внезапно лебедка ударила существо в бок. Крюк зацепился за одну из ее задних хитиновых конечностей. От этого тварь немного накренилась в сторону, и я воспользовался этим шансом – изо всех сил оттолкнулся от нее ногами и откатился в другую сторону.
Я молниеносно вскочил и бросился бежать. Коленки дрожали и подгибались от напряжения. Стоило мне оказаться на безопасном расстоянии, как Нож выстрелил, он уже отыскал свой огнемет в куче щепок и погнутых листов жести. Он понимал, что в данную секунду я не в лучшей форме, и меня надо подстраховать.
-Ты в порядке? – крикнул он. – План в силе?
-Да!
-Айшель, давай лебедку!
Мой возлюбленный, конечно, не слышал его, но все равно сделал, что мог. Для начала едва не сшиб меня крюком прямо на арену. Все-таки он совершенно не умел управляться с этой штукой. Однако, не факт, что у меня получилось бы лучше. Это же только в книгах у всех все с первого раза выходит, даже если герой видит прибор в первый раз. А в жизни все совсем не так!
Я увернулся от огромного крюка и цепи, толщиной с мою руку. Потом ухватился за нее, повис, вскарабкался повыше. Нож еще раз пригрел тварь из огнемета, но тут заряды кончились. Я, болтаясь прямо над монстром, достал свой дисковый пистолет и бросил брату. Не знаю, удастся ли столкнуть такую огромную махину в яму выстрелом из маломощного оружия, но другого ведь все равно не было. Мы же шли устанавливать контакт. Не понимаю, почему мой брат иногда бывает таким придурком? От чего он вбил себе в голову, что ЭТО разумно?
Лебедка несколько раз дернулась, пошла вверх, в сторону, потом вниз. Я держался изо всех сил. В конце концов, Айшель, похоже, освоился с ней, и начал чудить. Удостоверившись, что я держусь крепко, мой возлюбленный принялся катать меня вокруг арены, как на карусели, раскачивать и перемещать вверх-вниз. Это напоминало мне парк аттракционов. Было просто здорово. Музыка играла до сих пор, а из-под потолка на меня летел искусственный снег, блестки и серпантин.
Увы, тварь, оказывается, плохо видела то, что делается у нее над головой. Точнее – сверху, на счет наличия у нее головы можно поспорить. А если быть уж совсем точным, то она, конечно, вообще не «видела» в человеческом понимании. У некросуществ иная рецепция.
Я пролетал над ней, а она в это время начинала как-то суетливо тыкаться из стороны в сторону, извиваться, а то и ловить передними конечностями свой хвост. Не представляю, как выглядит мир, из которого она прибыла, но там, по всему видно, понятие «верх» отсутствует вообще.
Арена была огромной, да и музыка гремела до сих пор, и Айшель не мог слышать наши голоса, находясь по ту сторону зеркала, закрепленного в потолке. Он угадывал, что нам надо по нашим жестам. Мимика у Умертвителей бедновата, но нашей пластике позавидует любой мим, уж это точно. Потому, в принципе, понять нас на расстоянии было раз плюнуть.
Я стал показывать Айшелю, чтоб он остановил меня где-то над центром арены и чуть-чуть пониже опустил. Так, чтобы я оказался с тварью на одном уровне. Он так и сделал. Сперва я продолжал слишком сильно раскачиваться. Подлетая к твари, я поджимал ноги и весь съеживался, а она в это время делала резкий выпад в мою сторону, семенила к самому краю, но не падала. Если б ее чем подтолкнуть…
Нож выстрелил ей несколько раз в хвост, если эту часть ее тела можно так назвать. От нее отвалились поврежденные куски, весь костюм моего модного братца оказался изгажен, на том все и кончилось.
Тогда я залез повыше и перевернулся вниз головой, обвив цепь ногами. У меня созрел новый план. Цирк продолжался. Я старался не думать о том, каким идиотом выгляжу в глазах моего прекрасного избранника. Айшель ведь видел все через зеркало. Я ухватил руками крюк и стал раскачиваться. Похоже, джинн мне немного помог, поскольку раскачался я быстро и без особых усилий. Все же и цепь, и крюк были очень тяжелыми, а я как раз приличным весом похвастаться не могу. Я знаком попросил поднять меня повыше, так, чтобы пролетать прямо над самой спиной существа.
Первый раз я подцепил ее за одно из плеч, но плоть оказалась слишком податливой и крюк прорвал ее. В следующий раз мне удалось зацепиться за один из роговых наростов на боку твари. Теперь крюк держался довольно крепко. Мы потащили некросущество к арене. Оно извивалось, но не пыталось освободиться – оно по-прежнему пыталось достать меня. Пришлось взобраться по цепи повыше.
Оно зависло на самом краю, цепляясь за передний ряд сидений. Но мой меткий брат лихо отстрелил ему то, чем оно цеплялось, в мгновение ока.
Туша твари рухнула вниз со звуком, какой производит крупный камень, упавший в воду. Существо и теперь совершенно не пострадало, но выбраться наружу не могло. Мы оставили его там, бегающим по кругу.

URL
2010-07-17 в 20:57 

Цадкиэль
Цифровая душа
***


Нож и Айшель бросились к туалетам, выручать запертого там Генри. Я тоже пошел с ними, но у меня был свой умысел. Правда теперь, когда все закончилось, я почувствовал, что мне не так уж и надо туда. Но Сто четырнадцать пальцев были мне противны по сути, я не хотел больше терпеть их внутри своего тела.
Генри лежал на ковре среди осколков битых зеркал и цветочных лепестков. Он был в прострации, но жив и невредим. Он там все разгромил внутри, однако свой огнеупорный плащ очень аккуратненько повесил на вешалку у двери. Их, психов, ведь не поймешь. Я заглянул в соседнее помещение, туда, где были кабинки. Там по щиколотку стояла вода. Оказалось, Генри умудрился разбить еще и все унитазы.
-Ты как? – склонился к нему Айшель.
-Встать, боец! – приказал Нож.
Генри, широко улыбаясь, вскочил на ноги.
-Ты зачем, скотина такая, унитазы все разбил? – спросил я у него, не оборачиваясь.
-ОНИ на меня оттуда смотрели! – ответил он.
-Ой! – огорчился за меня Айшель. – Как же ты теперь?
-Ничего, - проворчал я. – Буду дальше переваривать, может, пользы больше будет. Это я так жалуюсь, не всерьез, берегу имущество старшего брата.
-Это правильно! – одобрил Нож.
В это время наш спятивший боец бережно снял с вешалки свой плащ, надел и принялся вертеться, разглядывая себя в пустую раму зеркала.
-Отпустил бы ты уже нас, - взмолился джинн. – Мы грязные все и уставшие, а тебе еще Генри в чувство приводить. Мы только мешать будем.
-А что, и отпущу, - ответил Нож спокойно. – Охрану здесь я и без вас расставлю, и с Генри разберусь.
Я был так изумлен, что едва не повернулся лицом и к нему, и к нашему полоумному бойцу.
-Стой! – остановил меня Нож. – Вот теперь-то ему тебя видеть совершенно не обязательно. Выйдем-ка.
Мы с джинном вышли следом за ним.

-Ваша гостиница называется «Приют пилигрима» четырнадцатый этаж, комната…
-Нет, - сказал я. – Там огромные окна во всю стену. Да еще четырнадцатый этаж.
-В чем проблема? Этот номер я снял на три года, и всем там доволен, - нахмурился Нож.
-Я боюсь открытых пространств, - признался джинн. – Я без малого триста лет провел в лампе, фактически во сне, за исключением очень редких и коротких периодов. У меня агорафобия.
-Тогда гостиница «Харон». Номер 131. Это на подземном этаже.
Мы переглянулись, и я спросил:
-Что, и в «Хароне» ты номер на три года снял?
А это была ужасно дорогая гостиница. С голографическими ландшафтами внутри и самой настоящей рекой, текущей через холл.
-Нет, это моя гостиница, - невозмутимо ответил Нож. – Считается, что Агастеса, только он вообще едва ли о ней знает. Кнут, развлекайся там тихонько, только не выходи никуда. Особенно в этой одежде. У меня каждый человек на счету, что уж говорить об Умертвителях!

URL
2010-07-17 в 21:00 

Цадкиэль
Цифровая душа
КОНЕЦ ПОКА ЧТО...


В этих главах ничего слэшевого нет, поскольку я ж предупреждал - это черное фэнтези. ;) Но дальше будет.

Пишите мне отзывы, вы меня поддерживаете в моем намерении написать большую приключенческую вещь, возможно, с продолжениями. Если вам герои, мир и сюжет нравятся. Я ж для вас пишу, для читателей дневника. Сами понимаете, опубликовать это нельзя будет никогда и нигде, да я и не хочу.

URL
2010-07-17 в 23:32 

yes, bitches, I am
Ооо... аллилуйа...

2010-07-17 в 23:40 

Цадкиэль
Цифровая душа
Спасибо!!! Первый читатель продолжения [Ловчий]

Буду продолжать и продолжать!

Жду отзывов.

URL
2010-07-17 в 23:41 

yes, bitches, I am
Пишите мне отзывы,
Обязательно *пошёл разносить весть*

2010-07-17 в 23:42 

yes, bitches, I am
Спасибо!!! Первый читатель продолжения [Ловчий]
Я не единственный, просто они на иных ресурсах)

2010-07-17 в 23:56 

Цадкиэль
Цифровая душа
Кстати про иные ресурсы!
Я собираюсь зарегистрироваться На СлэшВорде и там выкладывать тоже. Разнесут, конечно, может и не в пух и прах, но жару дадут. Там уже такие спецы-ценители. Но это не важно. Все равно приятно будет, если кто прочтет.

Но обкатка каждой главы сначала будет осуществоляться ЗДЕСЬ.

URL
2010-07-17 в 23:57 

yes, bitches, I am
Цадкиэль, я делюсь на майле, к примеру. И все, кто там прочли, просто в восторге)

2010-07-18 в 00:00 

Цадкиэль
Цифровая душа
Спасибо Вам всем, тебе и им, я имею в виду. Мы на "ты", правильно? Я люблю, когда со мной на ты, я ж не юный уже, а хочется ж быть таковым. :)

URL
2010-07-18 в 00:01 

Цадкиэль
Цифровая душа
Да, на Майле - это в блогах на майл.ру? У меня там был блог, но я так и не научился пользоваться им, потому он стоит заброшенный.
Или это какое-то другое место?

URL
2010-07-18 в 00:05 

yes, bitches, I am
Цадкиэль, я, вообще-то, тоже предпочитаю на "ты". Отлично)
Да, на Майле - это в блогах на майл.ру? У меня там был блог, но я так и не научился пользоваться им, потому он стоит заброшенный.
Или это какое-то другое место?

Именно там, там есть сообщества, где это будет весьма кстати, и у меня довольно много читающих и пишущих друзей и знакомых, которые могут оценить по достоинству. Завтра с ними поделюсь продолжением и попрошу донести свои отзывы.

2010-07-18 в 00:49 

Цадкиэль
Цифровая душа
Как-то я попытаюсь там возобновиться.

Все равно даю ссылку:
blogs.mail.ru/mail/a_dannyh/

Пока ничего нет, но я обязательно что-нибудь туда буду писать. Когда я пытался с этим блогом разобраться, он стал требовать от меня, чтоб я указал свою школу, класс, группу в институте... Супер, да! Я не хочу это указывать.

URL
2010-07-18 в 01:02 

yes, bitches, I am
Цадкиэль, а я ничего не указывал и всё нормально) Благодарю за ссылку) Вот тут мой профиль
Я там вообще блог не веду, так, сохраняю туда понравившееся. Просто иногда общаюсь с людьми в сообществах.

2010-07-18 в 01:04 

Цадкиэль
Цифровая душа
Я тоже, наверное, буду так делать.
Спасибо, иду по ссылке. Да, там я А. Данных.

URL
2010-07-18 в 01:11 

yes, bitches, I am
Цадкиэль, я добавил тебя в друзья там, чтоб не потеряться

2010-07-18 в 02:11 

avoklok
очень понравились ваши герои. с нетерпением буду ждать продолжения=)

2010-07-18 в 20:21 

Цадкиэль
Цифровая душа
Продолжение будет, надеюсь, скоро.
Признаюсь, на этот раз я выложил все до конца, все, что вычитано и готово - остальное черновик, который местами выглядит как синопсис. Но я возьмусь за дело. Будем надеятся, что на работе будет время побездельничать и пописать. У меня там лучше всего пишется.

URL
2011-04-09 в 16:43 

Цадкиэль
Цифровая душа
СЛЕДУЮЩАЯ ГЛАВА!!!

Глава 6

ХАРОН



Номер 131 просто сразил Айшеля свой мрачной красотой. Все черно-лиловое с серебром. Узкие готические окна, фальшивые, конечно, а за ними вместо ландшафтов или фото – гобелены. И в каждой из четырех комнат стояли букеты из разнообразных фиолетовых, белых и черных цветов.
Ванных было две. Я немедленно оккупировал черную, где на всей сантехнике рычажки и краны были из чистого серебра. Айшель удалился в цветочную. Там в полу был настоящий бассейн в форме лилии. Все время, что я являл миру Сто четырнадцать пальцев, он там плескался.
Процесс вывода артефакта происходил заметно быстрее, чем процесс ввода. Не исключаю, что мне так только казалось из-за того, что избавляться от гирлянды костей было намного приятнее, чем глотать ее. Но еще больше приятностей я предчувствовал впереди.
Чтобы не лишиться Ста четырнадцати пальцев я натянул на сиденье унитаза пакет для мусора. Когда процесс подошел к концу – не глядя, вытряхнул содержимое в стиральную машину. Если артефакт там перемелет в пыль – бес с ним, не жалко. Мне-то он в любом случае больше без надобности.
Я разделся и собирался уже забраться под душ, но тут вспомнил о том, что мой возлюбленный может сейчас лежать в ванне-бутоне, скучающий и одинокий. Его нельзя было бросать! Особенно теперь, когда с некромантией покончено. Я прихватил свою одежду, чтобы забросить ее в стиральную машину во второй ванной. Эта уже была безнадежно осквернена в моих глазах.
Проходя через нашу спальню, я ощутил отвратительный запах гари, и весь напрягся. Кажется, вонь исходила из шкафа для одежды. Принюхавшись, я сообразил, что пахнет не изоляцией, а, скорее, жжеными волосами. Это было уж вовсе черте что.
Я приблизился к шкафу, как был – в полотенце вокруг бедер. Нас учили использовать в качестве оружия любой подручный предмет, а при необходимости справляться голыми руками. Но несколько последних суток открыли мне глаза на истинное положение вещей…
Дело в том, что далеко не к каждой вещи я готов был прикоснуться голыми руками! И не к любому существу, ох, далеко не к любому! После призраков, Скорняка, паука местриссы Агаты, некромантерских артефактов и потусторонней твари я не раз подумаю, прежде чем бросаться на неведомого врага.
Но мы уже облюбовали эту спальню, с нежно лиловыми простынями и букетами из поникших розовых лилий. Во всей обстановке чувствовалось что-то невыносимо вырожденческое. Я такое оформление видел только в журналах и музыкальных роликах. Теперь мне думалось, что мрачная красота этого помещения придаст особый оттенок нашим с Айшелем нежным играм.
А это означало, что вонь в шкафу необходимо устранить. И, разумеется, обезвредить связанную с ней возможную угрозу.
Я резко распахнул дверцу. Там на вешалке черного дерева висела пострадавшая в боях шуба моего избранника. Я едва не заорал: «Айшель, проклятый негодник!» Очень уж не люблю беспорядка, а эта смердящая шуба в спальне вообще выходила за все рамки моего разумения. Однако с джинном ссориться мне совсем не хотелось. Да и договаривались мы о том, чтобы не ссориться больше.
Потому я взял мерзкий паленый мех и понес его в прихожую, держа на вытянутой руке и брезгливо отворачиваясь. Я мечтал, чтобы Айшель увидел меня сейчас и понял все без слов. Но он плескался во второй ванной, и до меня доносилась его жизнерадостная песнь.
Я запер шубу в стенном шкафу и отдышался, привалившись спиной к дверце.
При этом я размышлял о том, что жизнь моя в последние дни изменилась в лучшую сторону, несмотря ни на что. Со мной, во всяком случае, стали происходить всякие неожиданности, нередко смешные или приятные. И Айшель был рядом…
Я нашел джинна нежащимся в горячей воде и увлеченно читающим мокрую газету.
-А, изучаешь мусор нашего мира?
-Это портье принес, - ответил он. – Сегодняшняя.
-Я о том ЧТО там пишут. «Звездочет» - это ж сплошные сплетни и объявления непристойного свойства!
Он отложил газету и загадочно улыбнулся, наблюдая за тем, как я заталкиваю свои вещи в машину. Он не спрашивал, прошло ли мое некромантерское наваждение, и я был ему за это очень благодарен, поскольку сам еще толком не разобрался. Но я смог забраться в ванну, и смотрел на него сквозь воду, и не испытывал ничего, кроме усталости и удовольствия. Он меня больше не пугал и не казался отталкивающе- привлекательным.
-Хочешь, что-то расскажу? – игриво осведомился Айшель.
Он снова был чистый и благоухающий, и охотно подобрался поближе, когда я поманил.
-Хочу. Рассказывай.
-Скорняк написал нам письмо. Ну, в «Звездочет».
Тут только я сообразил, зачем Айшелю понадобилась именно эта газета. Я притянул его к себе и обнял:
-Что у него слышно?
-Всего одна строчка, но какая! Вот: «Местрисса Регия теперь навещает меня. Я больше не одинок». Как тебе?
-Романтично. Ему идет коротать время с мертвой некроманткой, - ответил я. – Думаю, это его судьба.
Я начинал уже аккуратно прощупывать почву, то есть ненавязчиво потискивать мое нежное сокровище. Айшель, тоже ненавязчивый, когда понимает, что так надо. Он ко мне особо не лип, но мурлыкал ободряюще:
-А еще пишет Агата. Она ведь относила наше письмо, и, конечно, поняла куда писать и кому. Она подписалась «Прозерпина», но мы, разумеется, понимаем, что это она!
-А у нее как дела?
Про местриссу Агату я теперь вспоминал почти с нежностью. Забавная она все же девица, хоть я к ней и ревновал… Эх, к кому только я уже не ревновал! Такой уж характер у меня.
-Она извиняется, и заклинает нас простить ее, поскольку она совершенно не виновата в инциденте. Пишет, что была абсолютно уверена в надежности своей сигнализации.
-Надо ей ответить, как только вылезем. Я ее совершенно ни в чем не виню, и в голову не приходило! – совершенно искренне сказал я. - По-моему, ее сигнализация спасла нам жизнь. Уж свободу – так точно. Хоть и временно…
-И я так думаю! – подхватил Айшель. – И я. Можно я так ей и напишу? Я всегда мечтал писать письма…
Я сразу вспомнил, что едва ли не первым его вопросом ко мне было: есть ли у нас тут почтовые ящики.
-Конечно. Сформулируй это как-нибудь покрасивше. Ей будет приятно. Станете с ней переписываться, она тебе будет инструкции давать по твоим духовным поискам. А я обещаю к ней больше не ревновать.
-Точно?
-Клянусь!


***


Но мы не сразу сели писать письма. Ванна оказалась очень уж расслабляющей, а постель – невероятно мягкой и вонь из спальни уже выветрилась, там очень хорошо работали вытяжки. Мы оба устали, потому не предпринимали никаких акробатических штучек и прочего баловства. Это была просто нежность.
Айшель льнул ко мне и горячо шептал:
-Если бы ты знал, насколько ты красивый! Какое у тебя прекрасное тело. Мне достаточно просто прикасаться к тебе, и я уже счастлив. Ты самый красивый на свете, никого похожего я не видел за все триста лет! Даже во сне!
-Красивый? – удивлялся я. – Мне такого никто не говорил…
По-моему, я обычный. Разумеется, мое тело совершенно, но в практическом смысле. Насколько оно красиво, я и не думал никогда.
-Ты двигаешься как тень, а порой – как пуля. Я представить себе не мог такой точности и такого изящества…
-Что да, то да, - соглашался я. В этом и есть секрет нашей маскировки. Мы же не волшебники, и не можем становиться невидимками. Это просто плавные движения и стремительные движения, и застывшие позы, и точно выверенные перемещения.
Айшель осыпал меня поцелуями, я подумал, что он, наверное, серьезно влюбился. Едва ли я так уж красив, как ему кажется. Альбинос с бесцветными глазами и змеиной пластикой – что ж тут красивого? Я ведь как Нож, а я видел, как двигается Нож. Вся разница только в том, что он более стремительный, я – более плавный.

URL
2011-04-09 в 16:44 

Цадкиэль
Цифровая душа
Я проснулся первым. Очевидно, был уже вечер. Джинн спал на боку, обнимая подушку. Я не слышал его дыхания, не видел, как двигается его грудная клетка. Но я же помнил, что он дышит через кожу. Сейчас, когда на нем не было одежды и кислорода вокруг хватало, Айшель, очевидно, вообще не использовал легкие. Разумеется, я в очередной раз подивился своему вкусу. Отчего-то мне казалось особенно привлекательным то, что смутило бы большинство моих сограждан. Во всяком случае, очень смущало Ножа.
Теперь в номере приятно пахло, было свежо, но не холодно. Я почувствовал голод, но сразу понял, что мне достаточно позвонить на кухню, и нам доставят любое блюдо, какое мы пожелаем.
Понимаю, свобода дорогого стоит, а мы с Айшелем оказались в плену. Это была та самая золотая клетка, о которой любят писать в душещипательных романах и стихах. Но я никогда не был абсолютно свободен, как и Айшель. Я не знал, как это – самому за себя отвечать, заботиться о собственных нуждах, искать себе занятие.
Для меня существование под присмотром Ножа было раем земным. Никаких минусов в нашем положении я пока не видел, одни плюсы.
Наконец, Айшель зашевелился и открыл глаза. Спящий он был похож на скульптуру, ведь он сохранял абсолютную неподвижность до момента пробуждения и не дышал. Разумеется, неорганическое тело джинна не затекало, потому Айшелю не было нужды ворочаться с боку на бок.
Я потискал его, поцеловал в висок и поднялся с постели.
Еду доставили через несколько минут, ведь я не заказал ничего особенного. Я, вообще-то, не привык к деликатесам.
Дверь номера открылась и Нож, одетый в новый костюм, элегантнее прежнего, вкатил сервировочный столик в столовую. Я видел это чрез приоткрытую дверь. Наконец, укутавшись в халат, я вышел к моему брату. Тот уже развалился в кресле и попивал кофе со сливками.
-Вам, как я думаю, две спальни без надобности, - сразу сообщил он.
-А? – я не сразу включился в ход его рассуждений.
-Ты и Айшель можете использовать одну спальню, верно?
-Да, конечно. Две нам без надобности. А ты хочешь кого-то к нам подселить?
-Да, знаешь, я тут воспользовался кое-какими связями в разных кругах, - небрежно произнес он. - Здесь, в «Хароне» мы проведем завтра и послезавтра семинар врачей. Вот я и распорядился привезти сюда Стилета. Как бы на консилиум, понимаешь?
-Ты украл нашего брата? – восхитился я.
-Нет, что ты! То есть, да, на самом деле я его, конечно умыкнул с концами. Но для Агастеса как будто бы просто определил на лечение.
В это время в столовую вошел Айшель, и я сообщил ему о предстоящем знакомстве с моим младшим братишкой. Он просиял.
Мы сидели вокруг стола и улыбались друг другу счастливыми улыбками. Нож пил кофе, я поглощал салат и омлет, а джинн сидел просто так, подперев руками подбородок и глядя то на меня, то на старшего из Умертвителей.
Когда я доел, Нож откинул край скатерти, покрывавшей сервировочный столик. В отделении для грязной посуды я увидел крупную картонную коробку, затянутую лиловой бумагой. На ней лежал мой дисковый пистолет. Уверен, с полной обоймой. А рядом с ним красовалась стопка модных журналов, я и не думал, что Ножа увлекает подобное чтение, хотя по его виду похоже.
-Так, - произнес мой братец, выкладывая пистолет на обеденный стол. – Тебе надо переодеться.
-Зачем, я же никуда не выхожу? Я ж тебе обещал…
-А вдруг захочешь выйти? Кроме того, пора тебе учиться настоящей маскировке. Тому, как жить среди людей, распоряжаться их добром и делать вид, что так и надо.
Против этого я ничего не имел.
Те стороны деятельности Ножа, которые открылись передо мной за последние сутки, впечатляли. Похоже, большинством дел гильдии уже давно заправлял он, а не Хозяин. Что характерно, и прежде мне в голову приходило, что некто орудует за спиной Агастеса, но делает все тонко и грамотно, а нередко – умнее, чем сделал бы сам мессир. Теперь я узнал, кто именно был той темной личностью.
Больше всего меня восхищало то, как роскошно умудрялся жить Нож и какие дела проворачивать, учитывая то, что у нас с ним нет никаких гражданских прав. То есть, мы нигде не можем ставить свою подпись, продавать или покупать имущество и быть официальными представителями каких-либо лиц или организаций. Но Нож был и представителем Агастеса, и покупал, и продавал, и вообще творил с хозяйским добром все, что хотел.
Разумеется, я тоже мечтал о чем-то подобном, пусть и в меньших масштабах. Мне ж семью надо содержать – я себя и Айшеля имею в виду.
Я вертелся в цветочной ванной перед огромным, во всю стену, зеркалом, и был очень недоволен собой.
Нож выбрал для меня черную тройку с длинным камзолом и жилетом, где по бархатистой ткани, той же, из какой были пошиты камзол и брюки, шли вышитые фиолетовым шелком цветы. Это выглядело дорого и модно. Но к костюму прилагалась белая рубашка с кружевами на манжетах и воротнике. А это было уже чересчур. В этом наряде, да еще в черно-лиловых туфлях я напоминал дворецкого из богатого дома.
-Эй, - позвал Нож, - выходи!
Я вышел. Айшель всплеснул руками, попросил меня снять камзол. Я с кислой миной подчинился, оставшись в узких брюках, жилете и легкомысленной рубашке с кружевами.
-Ты похож на прекрасного принца! – заверил меня джинн. – Кнут, ты прекрасен. Всегда так ходи!
-По-моему, я похож на какого-то мажордома.
-Правильно, - кивнул Нож. – Так и задумано. Если вы появляетесь с Айшелем вдвоем, сразу должно быть понятно, кто тут кто. Джинн, ясное дело, избалованный мальчик из знатной семьи. А ты, Кнут, его прекрасный принц. Поскольку ты альбинос, то любому ясно, к какому сословию ты принадлежишь.
-Я должен изображать слугу Айшеля? – уточнил я. Мне и самому такая мысль приходила в голову еще пару дней назад.
-Нет, пусть он изображает моего прекрасного принца, - настаивал джинн.
-Так и договоримся, - Нож одарил нас поочередно своей змеиной улыбкой. – Кнут, относись к мальчику как к своему господину. Айшель, дорогой, а ты к Кнуту как к своему заботливому прекрасному принцу.
И мы согласились. В конце концов, в высших слоях общества такими отношениями никого было не смутить.
-Кнут, помни, ни в коем случае не говори Стилету, что «Харон» принадлежит мне. Вообще никому не говори. Айшель, тебя это тоже касается, - предупредил Нож. – Увы, мое имущество постоянно висит на волоске. Если до Агатеса дойдет, что такой шикарный отель находится в его собственности, он непременно примется им управлять. А тогда пиши - пропало!
Мы закивали. Разумеется, это заведение далеко не единственная собственность Ножа. Что-то мне подсказывало – если распутается весь клубок махинаций моего братца, Хозяина кондрашка хватит.
Айшель сидел на диване, закутавшись в халат, и с интересом разглядывал журналы. Нож кивнул ему:
-Правильно, выбери себе что-нибудь. Ты ведь можешь переодеваться мгновенно?
-Да, - Айшель не стал уточнять, где именно берет при этом одежду.
-Отлично, это тебе может пригодиться.
Потом мы с Ножом обсуждали охрану вокруг некротвари, а Айшель, отложив модные издания, устроился за обеденным столом со стопкой бумаги и самопишущим пером – сочинял послание местриссе Агате. У него ничего не получалось, он комкал листы и отшвыривал один за другим. В конце концов оставил это занятие:
-Нет, все, допишу завтра.
-Допишу? Айшель, это же газетное объявление! – напомнил я. - Там должно быть два-три предложения.
-Вот именно. Представь, какими должны быть эти предложения, если их так мало!

URL
2011-04-09 в 16:45 

Цадкиэль
Цифровая душа
Стилета доставили, когда на улице уже стояла глубокая ночь. Медицинский экипаж долго петлял по улицам, да и здание нашей гильдии располагалось не близко.
Санитары расположили моего братишку и подключили все необходимое оборудование, а потом ушли. Я, Нож и Айшель ждали в гостиной. Наконец, мой старший брат поднялся с места:
-Спрошу как он устроился, и попрощаюсь до завтра. Мне пора спать.
Он вошел в спальню, откуда не доносилось ни звука. Я повернулся к Айшелю и попросил:
-Давай я сначала войду к нему один, а ты тут подожди.
-Да, конечно! – закивал он, и я видел, что мой спутник совсем не обижен.
Но я все же объяснил свой замысел:
-Понимаешь, Стилет любит всякие неожиданности, сюрпризы и слухи. Когда я предъявлю ему своего спутника жизни, он заинтересуется. Глядишь, и передумает умирать хотя бы до утра. А то мне страшно его одного оставлять на всю ночь, мало ли что он учинит!
Айшель закивал.
Тут вышел Нож, церемонно раскланялся с нами и удалился в свой номер. Я слышал, как хлопнула входная дверь.
-А ты переоденься пока, - посоветовал я. Айшель ходил в бордовом халате до пят, ведь его новая одежка крутилась в машине вместе с моим костюмом. – Вон, что-нибудь из журналов выбери и поищи похожее.
И я проскользнул в спальню моего младшего брата.
Стилет оказался совсем не так плох, как я себе представлял. Его жизни действительно ничто не угрожало, он явно шел на поправку. Правда, его настроение оставляло желать лучшего. Нож предупредил меня, что Стилет не хотел лечиться, поскольку в полное выздоровление не верил, и просил, чтобы его усыпили.
Я приблизился к кровати. Все там было в датчиках, проводах и жутковатых алхимических приспособлениях, ведь гомункулов лечат совсем не так, как людей. И вместо фармакологии у нас – чистая алхимия.
Мой братишка лежал, укрытый простыней до груди, и я видел белесую паутину, которой он был оплетен. Из перевернутых пузатых бутылей разноцветные жидкости по капле перетекали в его вены. Но это делалось без помощи игл, препараты проходили по органическим трубкам, временно присасывающимся к коже наподобие длинных и тонких пиявок.
Стилет с детства имел трогательную наружность. Черты его лица предполагали наличие веснушек, а взъерошенные волосы выглядели так, как выглядят обычно ярко-рыжие вихры. Но он ведь, как и я, альбинос. Никаких веснушек и рыжих волос нам не полагается. Из всех нас, Умертвителей, только одного Стилета было ужасно жаль из-за того, что ему не досталось от природы ни капли цвета. Я в тайне жалел его, даже когда он был здоров, что уж сейчас говорить.
-Ну, как ты? – спросил я.
-Нормально. Только жаль будет расставаться со всеми вами. И вообще, я ведь почти ничего в своей жизни не видел…
-Увидишь еще.
-Ага, как же! Я, например, на юге Эльма не был никогда. Собственно, в восточных районах я не был тоже.
-И я на юге не был, - отмахнулся я. – успеется. А знаешь, я тут кое-кого встретил.
-Кого? – заинтересовался Стилет.
Я попытался изобразить загадочность на своем лице:
-Ну, может, завтра вас познакомлю…
-Эй, расскажи все сейчас? Где? Кого? Ну, колись, Кнут! Это что-то романтическое?
-Да, честно говоря. Я, знаешь, нашел себе спутника жизни…
-О, Светозарные! – Стилет дернулся от нетерпения, но сразу замер, прислушиваясь к внутренним ощущениям.
Не думаю, чтобы ему было очень больно, просто все эти врачебные штуки ощущались как чужеродные паразитирующие твари. А так, кстати, и есть. Я помню, меня самого они пугали, когда приходилось восстанавливаться после пули Сновидца.
Белесые нити, оплетавшие живот и грудь Стилета, едва заметно шевелились. Они походили на паутину или тонкие седые волосы и выглядели просто омерзительно. Помню, я сам себе был противен, пока не поправился, и эта повязка не удалилась в свое гнездо. Да и пиявочные инъекторы, на самом деле, являлись живыми существами. Они паразитировали на теле гомункула, но то был полезный паразитизм. Продукты их жизнедеятельности убивали всякую инфекцию, а сами они извлекали из кровотока продукты распада. Но если им неудобно было сосать, они оплетали руку, будто змеи или ползали по телу в поисках нового места для укуса.
Я вздохнул, как будто братец меня все-таки с трудом уговорил:
-Ладно. Он тут. Я его позову, но ты сперва поклянись, что доживешь до утра и потом, завтра и позже тоже ничего не удумаешь.
-Клянусь, - простонал он. – Столько дней уже никаких новостей не было, и тут – наконец-то!
-Айшель! – позвал я. – Айшель!
Дверь распахнулась, и джинн предстал перед нами во всем своем великолепии. Украшения остались на нем, а из одежды он выбрал облегающие брюки черной кожи, массивные ботинки и шелковую рубашку цвета малахита. Она очень шла к глазам Айшеля. Вообще этот незамысловатый наряд придал ему Эльмского шика.
Стилет глядел во все глаза. Он и джинн представились друг другу.
-Так вы сбежали вместе? – высказал догадку Стилет, ничего, конечно, не знавший о хозяйской лампе и джиннах.
-Да, - кивнул Айшель.
-Во дела! – восхитился мой брат. Он был еще сущий ребенок. – А ты, наверное, танцуешь, а?
-Могу, - пожал плечами Айшель. Он полагал, что Стилет спрашивает его о любимых развлечениях. – Только сейчас, конечно, не до танцев. Тут такое началось! За Кнутом настоящая охота!
-А то! От Хозяина удрать! Но как вы уговорили Ножа вас спрятать? Это ж он вам это место отсоветовал, так?
-Да. Мы тут ему помогли немного с некротварью, - ответил я. – С той самой, которая тебя ранила.
-Вы ее убили? – с надеждой спросил Стилет.
-Хуже. Мы ее поймали. Зная Ножа можно догадаться, что ее ничего хорошего не ждет! Думаю, он продаст это чудище на опыты
-Вот хорошо! – Стилет просиял. – А вы тут останетесь? Вдвоем? – и он предупредил мрачным тоном, - смотрите, меня нельзя бросать! Я со скуки что угодно могу с собой сделать.
-Нет-нет! – испугался Айшель. – Мы будем здесь, и станем развлекать тебя всякими историями. А когда ты поправишься, поедем посещать знаменитые места Эльма. Еще Струну и Ножа возьмем. И остальных, если они захотят.
-Вы что, хотите всех Умертвителей от Хозяина сманить? – похоже, эта перспектива ему нравилась.
-Конечно! – ответил Айшель. – Он же, говорят, сошел с ума. Вы ему без надобности теперь. Ему врачи нужнее.
-Да, - кивнул я. И вспомнил о врачах, которых созвал Нож. Я мало доверял его медицинским познаниям, потому решил проконтролировать ситуацию, чтоб чего не вышло. – Да, Хозяин спятил. А мы слишком опасное оружие, чтобы оставаться в его руках.
И я, и Стилет понимали, разумеется, что все это мечты. Но почему бы на досуге не помечтать?

URL
2011-04-09 в 16:46 

Цадкиэль
Цифровая душа
Только мы покинули комнату Стилета, и Айшель спросил:
-Он любит танцевать? Это здорово. Он ведь теперь и мне тоже – брат. Так, во всяком случае, считается в других мирах…
-Да, вы родня теперь. Ты, мои сестры и братья. Но он не то имел в виду, когда спрашивал про танцы. Стилет думает, ты работаешь танцовщиком в каком-нибудь клубе, а то, может, и в театре.
И я рассказал Айшелю, как у нас в Эльме обстоят дела с искусством:
-Я читал книги о других мирах, и даже книги, попавшие к нам из других миров. Их находили на пустых кораблях и в летательных аппаратах, занесенных сюда грозой. Такое случается, только, увы, ни один живой человек ни разу к нашему берегу не причалил.
-О, Могущественные Джинны! – Айшель округлил глаза, - уж не так ли попала сюда моя лампа?
-Наверняка. Так вот, я знаю, что в других мирах особой популярностью пользуются актеры или музыканты. У них множество почитателей и многие люди знают их в лицо. Но здесь, в Эльме, испокон веков самую большую известность получают танцовщицы и танцовщики. Почему так, я не знаю. Думаю, из-за всех этих алхимических штучек люди стали ленивые и неповоротливые, и мало кто хочет танцевать. А уж получается это вообще у единиц.
-Вот как… - пробормотал джинн и погрузился в раздумья. Он выглядел сосредоточенным, даже как будто опечаленным, и проходил так до глубокой ночи, пока мы не собрались спать.
Однако в спальне, при свете желто-зеленого ночника, я получил возможность созерцать восхитительный спектакль. Айшель надумал показать мне, как же именно он танцует.
Его грусть будто рукой сняло. Передо мной снова был веселый и отчаянный мальчишка. И он, лукаво стреляя глазами, медленно стаскивал с себя одежду, покачивая бедрами, пока на нем не осталось только белье и драгоценности.
Его руки двигались изящно и точно, то сплетались над головой, то извивались вдоль тела. Я видел, что джинн контролирует движение каждого пальца и управляет даже мельчайшими мышцами. Его лицо при этом сохраняло непринужденное и чуть загадочное выражение, но было подвижным. А все это несомненные признаки танцовщика очень высокого класса.
В конце концов джинн изобразил весьма соблазнительный пируэт и юркнул в постель.
Он, разумеется, не знал, что поразил меня в самое уязвимое место.
Развлечения Умертвителей традиционно должны быть как можно грубее и пошлее. Общение с дешевыми и малопривлекательными шлюхами считается своего рода прививкой от сердечных привязанностей. И я, конечно, никогда не был близко знаком с настоящим танцовщиком из престижного заведения, хотя всегда мечтал об этом. Но я – алхимический человек, пробирочный слуга, не имеющий никаких прав. Что я предложил бы своему избраннику?
Но вот ведь как бывает – познакомившись с Айшелем, я забыл о своих прежних мечтах. А зря, ведь они исполнились, хоть и на свой лад. Джинн, конечно, ничего не знал о «Перечне утвержденных движений и поз» и о «Кодексе перемещений», потому танец его ничем не походил на высокохудожественные классические образцы. Зато в нем была экзотика, страсть и неподражаемая пластика.
Айшель скользнул в постель, в мои объятия. Я подумал – белая полоса началась. Мечты сбываются. А почему бы и нет? С чего бы им не сбываться?
Его смоляные локоны касались моего лица, скользили по коже. Они были слишком тяжелыми для человеческих волос и всегда лежали идеальными кольцами – ни один волосок не выбивался, не топорщилась ни единая прядка. Ресницы Айшеля казались необыкновенно длинными и пушистыми – и верхние, и нижние. Они обрамляли удлиненные глаза, отбрасывали синеватые тени на веки. Почти как человеческие, но лучше. А вот его брови не состояли из отдельных волосков. Они напоминали бархатные ниточки, приклеенные к коже.
Я снова ощущал запах сладостей и пряностей, запах коробки с подарками, и – ничего живого. И мой язык скользнул в его рот, ощущая внутри сухую и теплую гладкость полированного металла.

URL
   

АНГЕЛ ДАННЫХ

главная